История украинского кобзарства

кобзарь

В историческом развитии украинского кобзарства можно определить несколько периодов. Когда появились у нас инструменты, которые впоследствии превратились в современную бандуру, и на какое время приходится начало кобзарского искусства, неизвестно. Есть лишь случайные сведения, кобзарское искусство началось примерно в XVI веке, а может даже раньше. В летописях и в прекрасном произведении „Слово о полку Игоревем» с XII ст. имеем ведомости о народных певцах Бояне и Митусе. А в Софийском соборе в Киеве сохранился едва ли не древнейший рисунок бандуриста, правда его бандура своим видом очень напоминает итальянскую лютню. Некоторые ученые считают, что кобза пришла к нам с Востока, а бандура с Запада. Надо знать, что когда-то это были два разных инструмента, которые позже слились в один, а двойное название осталась и дальше — кобза и бандура. Другие думают, что украинская бандура находится в связи с южнославянской „пан-дурою», которая могла туда прийти через посредство Византии с арабо-персидского Востока.

Во всяком случае, время до XVII века можно было бы считать за первоначальный период кобзарского искусства в Украине, период первых робких шагов, а периодом наибольшего и наилучшего расцвета кобзарского искусства XVII и XVIII века, то есть время наибольшего расцвета казацкой жизни в Украине. С этого времени кобзы-бандуры широко употребляли различные слои тогдашнего украинского люда — профессиональные певцы и простые казаки и даже тогдашняя шляхта. Тогда это был на всей Украине любимый музыкальный инструмент, более того, это было даже своего рода военное „оружие», потому что прежние кобзари своими песнями призывали казаков к храбрости и отваге в их геройской борьбе. Слепых музыкантов тоже принимали на военную службу и давали им жалованье наравне с казаками. На гуслях играли даже девушки, а казак так и вовсе не расставался с кобзой ни в чистом поле, ни на смертельной дороге. Через это звали в некоторых думах бандуру „подорожньою».

кобза

По давней традиции и гайдамацкие отряды водили с собой кобзарей. В так называемой „коденской книге» есть известие, что в 1770 году поляки наказали смертью за участие и призыв к гайдамацкому восстанию против шляхты трех кобзарей: Прокопа Сарягу, Михаила Сокового зятя и Василия Ворченка. Есть упоминание о гайдамацком бандуристе Рихлевском, называемом Бандуркой, он сначала служил при киевском генерал-губернаторе Леонтиеве, потом перешел на Сечь, а позже пристал к гайдамакам.

Каким любимым и распространенным среди казачества инструментом была кобза, показывают старинные картины, представляющие казака с кобзой. А между стихотворными надписями на этих картинах встречаются такие слова, которые указывают, чем была кобза для казака. Например, на одном из таких образов читаем такой стих:

„Струни мої золотії, заграйте мені стиха
А чей козак нетяжище позабуде лиха».

Казацкий полковник Семен Палий, идя в ссылку в Сибирь, берет с собой любимую кобзу и развлекает ней свою тоску:

„Прийшов пан Палій додому та й сів у наміті,
На бандурці виграває: „Лихо жити в світі!’

Все это показывает, что кобза-бандура стала подругой странствующего певца, принадлежала к предметам казачьего обихода. Был еще и отдельный тип кобзарей, так называемых „военных кобзарей», которые входили в состав военной музыки; набирались они из неспособных к бою казаков. На гуслях играл также гетман Иван Мазепа. От прошлых времен осталось много разных песен, где воспевается кобза и много рисунков (казак Мамай), казаков с кобзой. Многочисленные изображения кобзарей-казаков были не только на картинах, дверях или стенах комнат, но и на ульях и на днищах ящиков.

кобзарь

Русские цари, польские короли и шляхта, украинская военная старшина очень часто держали у себя бандуристов, а то и целые кобзарские оркестры. Некоторые бандуристы даже богатели за свой кобзарский талант. Например, при царском дворе жил бандурист-слепец Любисток. Он очень тосковал на чужбине и в 1731 бежал в Украину. Но по приказу царицы его поймали, вернули к царскому двору, много одарили (он позже купил себе целое имение на Лубенщине) и даже присвоили ему дворянский титул.

Итак, кобза–бандура захватывала и очаровывала своей игрой самые разные слои населения, от бедных казаков до королей и царей. А в 1733 г. был издан приказ основать в Глухове музыкальную школу, где учеников должны были учить, в том числе и кобзарскому искусству.

И когда под тяжким гнетом московских царей исчезало древнее казачество, наступал упадок экономической и культурной жизни Украины, заодно начало клониться к упадку и сводиться на нет кобзарское искусство. Оно медленно тратило тот почет и популярность, которую имело раньше. С конца XVIII века наступает нищенский период украинского кобзарства. Теперь бандурой пользуются калеки-слепцы, выпрашивая себе милостыню. Эти нищие объединялись в свои кобзарско-поэтические профессиональные организации — братства, которые имели определенные обычаи, обряды, законы и свой язык. Среди этих попрошаек-бандуристов были и настоящие народные артисты, как например Архип Никоненко, Андрей Шут, Терешко Пархоменко, Михаил Кравченко, Гнат Гончаренко и величайший из них Остап Вересай.

кобзарь

Славный кобзарь Остап Вересай пел с истинным глубоким восхищением: „Не считая на свои старые лета, во время исполнения украинского казачка пошел вприсядку и вся его фигура огненно пылала неудержимой жаждой». Вересая, когда ему было 70 лет, отыскал Пантелеймон Кулиш, который записывал народные думы от разных кобзарей. Кулиш подал и подробные сведения об украинских кобзарях, ибо до того времени никто из известных собирателей украинских народных песен не поинтересовался самой жизнью кобзарей.

Вересай происходил из крепостной семьи из села Калюжинец Полтавской Губернии, где жил его отец, слепой музыкант, зарабатывающий игрой на скрипке. На 4 году жизни Остап Вересай ослеп, а от 15 лет учился у разных кобзарей. Получив „вольную» женился и жил какое-то время спокойно. Позже покинул родной дом через семейные неурядицы и пустился в кобзарское путешествие по ярмаркам и праздникам. Тогда то сошелся он с Кулешом. Впоследствии кобзарь женился второй раз и уже больше не ходил по ярмаркам, чтобы не нарываться на преследования полиции, которая наказывала кобзарей как обычных бродяг. Подробное жизнеописание Вересая сделал А. Русов, а характеристику его музыкального таланта вместе с нотными записями мелодий М. Лысенко, тексты песен и дум, которые он пел, записали Русов и Чубинский.

кобзари

К этому же роду странствующих кобзарей-бандуристов, или, как их иначе называют, кобзарей-нищих, принадлежали и другие два выдающихся артиста — Архип Никоненко и Андрей Шут. Архип Никоненко, происходил из города Оржицы на Полтавщине, был слепцом и странствовал со своей пятилетней дочкой по хуторам, где тоже зарабатывал плетением шнуров. Кулиш говорит, что это была правдивая поэтическая удача, прекрасный тип кобзаря-певца по Божьей милости. Сидя в доме, Никоненко играл себе сам, хотя никто его не слушал, а не раз даже ночью вставал играть. В свое пение и игру вкладывал всю свою душу.

Андрей Шут происходил из Александровки Сосницкого уезда на Черниговщине. От него записал Кулиш лучшие думы о Хмельничине. На 17 году жизни Шут ослеп через оспу. Усвоив себе бандурную игру, Шут стал любимым музыкантом и певцом на весь Сосницкий уезд и выпускал из рук бандуру разве что в пост. Пел религиозные псалмы, исторические думы и песни, ценил их очень высоко, как истинный хранитель старины.

Не меньшей славы получили кобзари-бандуристы Теодор Холодный и Иван Кравченко-Крюковский. Холодный был настоящим артистом. Все, кто его слышал, уверяют, что темпераментом и чувствительностью своего пения и мастерством игры он был более всех кобзарей. И он был очень несчастлив. Не имел никакого убежища, сторонился людей, а ночевал где-то под забором или в хлеву или рву, очень сильно пьянствовал и пропивал все, что заработал.

„Господин мастер Иван Крюковский Кравченко» — председатель кобзарско-поэтической организации, его все кобзари величали „великим кобзарем», происходил из крепостных (родился в 1820 г.) у помещика Крюковского (оттуда и фамилия кобзаря). Был сначала во дворе для прислуги молодому пану, который тяжко над ним издевался, а на 15 году жизни начал терять зрение. Мать отдала его в ученье к слепцу-кобзарю, свояку Кравченко, вышедшему из школы старого зенковского кобзаря Хмельницкого. Во время своего путешествия Кравченко сошелся с Никоненко, Шутом и Вересаєм. Став самостоятельным кобзарем, женился, стал во главе многочисленной семьи, а зарабатывая плетением шнуров и упряжи, приобрел землю и дом, перестал ходить по ярмаркам, потому что „люди, как говорил, старых песен не слушают». Умер в 1885 году. Пел 12 дум.

Вересай и Крюковский не были последними кобзарями, как это думали в 1870-80 годах, позже жили еще в Украине кобзари, которые вышли из старшей школы и хранили древнюю традицию вплоть до последних времен перед первой мировой войной 1914 г. К ним относится Михаил Кравченко, который учился псалмов у кобзаря Самуила Ясиного. Думы учился петь Кравченко у славного кобзаря, о котором мы уже упоминали, Федора Холодного. Сначала Кравченко зарабатывал пением и игрой у себя в Сорочинцах, в Миргороде и вблизи, а позже ездил в Харьков, Екатеринослав (теперь Днепр), Одессу, др. Был также в Москве, где пробовали запечатлеть его голос на фонографе.

Самым пожилым кобзарем XX века был Гнат Гончаренко. Родители были крепостными в слободе Репки Харьковского уезда. На 12 году жизни ослеп, а в 20-м году учился у кобзаря Кулибабы. Зарабатывал по ярмаркам, в основном в Харькове и Куряже, пока еще полиция не преследовала кобзарей. Жил в Чубаенковом хуторе недалеко от Харькова, а затем у своего сына, железнодорожного рабочего в Севастополе. Был знаком с Лесей Украинкой

Украинские кобзари, которые играли на археологическом съезде в Харькове в 1902 году.

Со временем кобзарство стало приходить в упадок, причинами этому были, прежде всего, преследования полиции, которая арестовывала кобзарей, прогоняла их, считая кобзарское искусство за неразрешенный способ заработка. Ученые даже думали, что кобзарское искусство вскоре исчезнет. Но оказалось, что все еще не так плохо. В 1902 г. состоялся в Харькове XIII Археологический съезд, где выступало 14 народных музыкантов, а среди них семерых бандуристов.

Кобзари

Украинские кобзари, которые играли на археологическом съезде в Харькове в 1902 году.

Место кобзарей старой школы начинают занимать кобзари новейшего типа, которые перенимают песни и думы или из устного предания, или от грамотных людей, или из печатных сборников. Так начинается новый период кобзарского искусства. Теперь появляются кобзари уже не слепые, но зрячие, которые играют на кобзе уже на концертной сцене. Это были так называемые кобзари-интеллигенты. Они порой даже пишут музыку к бандуре. В этой эпохе можно отличить два направления. Первый придерживается, по способу выполнения, древнего народного кобзарского искусства, то есть опирается преимущественно на традиции старших кобзарей-путешественников. Второй отбрасывает старые традиции и пытается внедрить бандуру к ряду концертных инструментов. К первому направлению из выдающихся музыкантов принадлежал Афанасий Сластен, который также занимался исследованиями древнего кобзарства, в другом самым знаменитым был Гнат Хоткевич, который, между прочим, организовал выступление кобзарей на XIII Археологическом съезде в Харькове.

Этот новый период тянется примерно до 1922 г., но не был он периодом равномерного укрепления кобзарства. Развитие кобзарства, проявившееся по 1905 г. прекратила первая мировая война. В начале 1917 года кобзарство немного отжило, но уже былого внимания общества на себя в то время обратить не могло. За этот период некоторые кобзари, кроме своей художественной работы, также проводят общественную деятельность. Таким был на Киевщине кобзарь Митяй, погибший от немцев за антинемецкую агитку.

Не мало также работал на гражданском поле известный кобзарь Слобожанщины Иван Кучучура-Кучеренко, который своей артистической игрой и прекрасным пением добыл себе широкую славу. Происходил из села Мурхви Богодуховского уезда на Харьковщине. При большевиках Кучеренко был некоторое время учителем игры на бандуре в драматическом театре им. Лысенко.

В 1918 г. в Киеве основан первый кобзарский оркестр. Он сперва не был постоянным, потому что частенько таки прекращал свою работу, не имея еще внятной цели. Вскоре в Киеве, Харькове и Полтаве было уже три кобзарских оркестра. Они очень часто путешествовали по большим городам Украины. Кроме этих трех было еще много меньших оркестров по меньшим городам, но они имели лишь местное значение.

Некоторые кобзари-путешественники заходили с Приднепровья и в Галичину. Это были очень часто эмигранты. На львовской сцене выступали несколько раз, и объездили почти всю Галицию и Волынь, зарабатывая на пропитание. Из них знаменитыми были Даниил Щербина и Євсевский, бывшие воины Приднепровской Армии, популярные среди публики своими веселыми, утешительными песнями.

Уже в советское время украинское кобзарское искусство просуществовало до 1930 года, пока сатанинская большевистская власть не задумала (а впоследствии и воплотила) ужасное преступление – уничтожить украинских кобзарей, а с ними и целый пласт древней украинской культуры. В начале декабря 1930 г. в Харькове под предлогом съезда народных певцов Советской Украины собрали вместе всех известных тогдашних кобзарей. И недолго думая, специальные подразделения палачей-енкаведистов вывезли слепых музыкантов и их поводырей в лесополосу возле станции Казачья Лопань (где уже были заранее вырыты траншеи для трупов) и расстреляли. Но память о наших славных кобзарях уничтожить нельзя, она будет жить, пока будет жить украинский народ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *