История селенографии

Луна

Селенография зародилась в начале XVII века, когда великий итальянский ученый Галилео Галилеи (1564—1642) направил на Луну свой, простейший телескоп. Во время тех первых в истории астрономии исследований Луны с применением подзорной трубы Галилей сделал рисунки лунной поверхности, которые были им опубликованы в сочинении «Звездный вестник» (Флоренция, 1610). Эти рисунки весьма просты, и нет оснований считать их первой картой Луны, да, впрочем. Галилей и сам не считал их таковыми. Изображение лунного пейзажа, сходного с земным, могло послужить еще одним доводом в пользу гелиоцентрической теории Николая Коперника (1473—1543), чего Галилей прежде всего и хотел.

Но совершенствовались подзорные трубы- телескопы — заметно увеличивалось и число выявляемых деталей лунного рельефа. Им необходимо было дать какие-то названия. Первые крупные лунные объекты были обозначены латинскими буквами. На карте, составленной известным чешским астрономом и физиком капуцином Антонием Шурлауеусом де Рейтом (1597-1660). кратер Тихо обозначен буквой А, кратер Коперник — буквой В, а кратер Кеплер — буквой С.

Первым исследователем, который попытался дать названия образованиям на поверхности
Луны, был ученый фламандского происхождения, математик испанского короля Филиппа IV М. ван Лангрен (1600—1675). Это был очень религиозный человек; лунным «морям» и кратерам М. ван Лангрен присвоил имена святых и библейских персонажей. Этот способ наименований не привился в селенографии, однако до настоящего времени сохранились лангреновские названия трех кратеров: Катарина, Кирилл, Феофил.

Другим путем при выборе названий для лунных образований в селенографии пошел выдающийся польский астроном Ян Гевелий (1611 — 1687). В 1647 г. в Гданьске он выпустил монументальное сочинение «Селенография, или описание Луны», которое является результатом его пятилетних наблюдений. Гевелий дал наименования отдельным образованиям Луны, заимствованные им из географии. Например, кратер Тихо был назван им горой Синай, кратер Коперник — островом Сицилия, а три кратера: Катарина, Кирилл и Феофил названы горами Мошус (латинское название одной из южных горных цепей Кавказа).

Гевелий назвал крупные кратеры в честь известных ученых. Но из названий, предложенных Гевелием, на картах Луны сохранились лишь названия двух горных цепей (Аппенины и Альпы) и трех мысов.

Важную роль в лунной номенклатуре сыграла карта Луны, опубликованная известным итальянским астрономом Джиованниего Батисто Риччиоли. Автор карт, собственно, не он, а Ф. М. Гримальди (1618—1663), астроном и физик. На карте Риччиоли, вернее Гримальди, лунные «моря», «заливы» и «озера» отмечены живописными и поэтическими названиями, которые утвердились в селенографии. Среди них — знаменитые сегодня «моря» Кризисов, Ясности, Плодородия, Дождей, Облаков, озера Сновидений, Смерти, заливы Зноя, Радуги, болота Сонное, Гнилое и т. д.

Названия остальных «морей» давались поздней, но по принципу, сходному с принципом Риччиоли.

Традиция все же не всегда выдерживалась, и два «моря» были названы в честь знаменитых ученых: Гумбольдта и Смита.

Установившаяся система наименований лунных кратеров стала своеобразным пантеоном астрономов. На карте Риччиоли-Гримальди — около 200 имен известных ученых. Потом это число увеличилось до 600. Например, имена исследователей, достигших полярных полюсов Земли, сразу же были запечатлены на полюсах Луны. Близ северного полюса Луны есть кратеры Нансен и Пири, а близ южного полюса Луны — кратеры Амундсен и Скотт.

Итак, кратеры на Луне носят имена известных ученых, лунные горные хребты — названия земных гор, а лунные «моря» имеют большей частью «поэтические» названия. Номенклатура образований обратной стороны Луны еще не установлена.

Автор: Ю. Ходака.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *