История одного пролива. Продолжение.

Берингов пролив

В 1647 году в Нижнеколымске, небольшом селении в Нижнем течении реки Колымы, был снаряжен отряд, которому предстояло отправиться морем на восток промышлять моржовую кость и собирать ясак (дань) с жителей, которые попадутся ему на пути. В числе участников этого предприятия был Семен Иванович Дежнев, которого пригласили, зная его опытность, смелость и ловкость.

Но первая попытка не увенчалась успехом: встреченные при выходе из Колымы льды заставили смельчаков повернуть обратно.

На следующий год шесть кочей Дежнева снова поплыли на восток. В донесении якутскому воеводе Семен Дежнев сообщал, что в пути отряд настигла буря. Разбушевавшееся море долго носило их и, наконец, выбросило на берег южнее устья реки Анадырь. Затем Дежнев объясняет, что на пути от Колымы до Анадыря есть нос, иными словами мыс, который выдается далеко в море. Против этого мыса он видел два острова, на которых живут чукчи. Находится тот мыс между севером и востоком (на северо-востоке) и отличительным признаком его является речка, которая здесь впадает в море. От мыса до реки Анадырь хорошего хода трое суток.

Мыс, о котором писал Дежнев в своей отписке якутскому воеводе, был крайней восточной точкой Чукотского полуострова и всей Азии, а путь кочей Дежнева к устью реки Анадырь пролегал через пролив, отделяющий Азию от Америки. Семен Дежнев с товарищами, стало быть, совершили важнейшее географическое открытие.

Чего следовало ожидать после того, как сообщение о результатах плавания Дежнева оказалось у якутского воеводы? Что это выдающееся событие незамедлительно станет достоянием гласности и весь мир узнает о новом подвиге русских землепроходцев. Что на всех географических картах уже с полным на то основанием будут наносить между Америкой и Азией пролив. Не фантастический, а самый что ни на есть настоящий. Однако ничего подобного не случилось. Все документы, которые поступили от Семена Дежнева в Якутск, так здесь и остались. Воевода не придал полученным сведениям должного значения, и вскоре письменные сообщения Дежнева оказались на долгие годы погребенными под другими бумагами в якутском архиве. Между тем на картах по-прежнему изображался Анианский пролив — плод воображения итальянских картографов.

Проходили десятилетия, а все оставалось по-прежнему. На смену XVII пришел XVIII век. В России царствовал Петр Первый, который всячески ратовал за развитие наук и искусств. Среди многих других дел его не оставляла мысль о том, что можно пройти морским путем через Северный Ледовитый океан в Китай и Индию. Но чтобы осуществить такое плавание, необходимо было, прежде всего, удостовериться, что Азия от Америки действительно отделяется проливом.

Уже перед самой своей смертью Петр подписал указ о снаряжении экспедиции к берегам Камчатки и составил инструкцию начальнику экспедиции — Витусу Берингу. В ней предлагалось участникам экспедиции добираться сухим путем до Охотского моря, оттуда — на Камчатку, где построить судно и на нем пуститься в плавание на север — искать, где Азия сходится с Америкой. Так и было сделано. В начале 1725 года экспедиция двинулась в путь. Долог и труден он был. Чтобы со всем снаряжением добраться до Камчатки, потребовалось около трех лет. Только в середине 1728 года было построено судно, на котором Беринг и его спутники должны были предпринять поиски пролива между Азией и Америкой.

Но вот, наконец, все было готово к отплытию, и 13 июля 1728 года «Святой Гавриил», так именовалось судно, вышел из устья реки Камчатки. Через месяц «Святой Гавриил» уже находился в проливе, хотя никто из участников плавания утверждать этого не мог, так как поворота азиатского берега на запад не замечалось. Да и американского берега не было видно. Проплыв еще немного на север и не обнаружив никаких изменений, Беринг повернул обратно, не решившись двигаться дальше, как это ему предлагал его помощник А. И. Чириков.

То, что не удалось сделать Берингу, сумели осуществить четыре года спустя подштурман Иван Федоров и геодезист Михаил Гвоздев. Они в 1732 году побывали в проливе, видели оба его берега и даже нанесли их очертания на карту. Но подробный отчет об их плавании стал известен только в 1741—1743 годах.

Неудивительно поэтому, что Беринг, возвратившись из первой экспедиции и неудовлетворенный ее результатами, тотчас же составил план новой экспедиции. Проект ее был утвержден в 1732 году. Программа работ этой экспедиции, которая впоследствии получила наименование Великой Северной, была очень обширна. В частности, экспедиция должна была окончательно установить, соединяются ли Азия с Америкой или они разделены проливом. Задача эта была выполнена. Но для того чтобы доказать существование пролива, на этот раз не понадобилось побывать в самом проливе. Что пролив существует и давно уже открыт, доказал профессор истории и географии Ф. И. Миллер, назначенный в экспедицию Академией наук и находившийся в тот момент за многие сотни километров от Чукотки и северо-западной Америки.

Будучи в 1736 году в Якутске и копаясь в тамошних архивах, которые его чрезвычайно интересовали, так как могли облегчить ему знакомство с историей и географией Сибири, Миллер совершенно случайно обнаружил… рапорты и отписки Семена Дежнева почти столетней давности. Он принялся тщательно их изучать и вскоре увидел то, чего не понял якутский воевода, которому Дежнев адресовал свои донесения. Миллер вдруг совершенно отчетливо представил, что почти сто лет назад Семен Дежнев с несколькими товарищами обогнул Чукотский полуостров и тем самым доказал, что между Азией и Америкой нет соединения.

Это было важнейшее открытие. Ведь о том, что русские люди морем ходили на восток от Колымы и дошли до реки Анадырь, ходили слухи. Это, конечно, были отголоски рассказов возвратившихся с Анадыря Дежнева и его спутников. Но никто не мог сообщить, кто совершил это плавание и когда оно было. После находки Миллера стало понятно происхождение этих слухов. Итак, в 1648 году Семен Дежнев, плывя от устья Колымы, обогнул Чукотский полуостров и прошел проливом, отделяющим Азию от Америки. При этом он не видел противоположного американского берега, но зато видел (а может быть, и не только видел, но и высаживался на них) острова, расположенные посреди пролива.

Спустя восемьдесят лет в проливе побывал Беринг. Но Беринг плыл сюда не из Северного Ледовитого океана, как Дежнев, а со стороны Тихого океана, от берегов Камчатки. Ему также не удалось увидеть американский берег. Он дошел до 67° северной широты и повернул назад. На обратном пути Беринг открыл остров, который назвал островом Святого Диомида. На самом же деле островов было два — те самые, о которых упоминает Семен Дежнев.

Прошло еще четыре года, и пролив посетили Федоров и Гвоздев. Их плавание можно считать наиболее удачным, потому что они сумели побывать и у азиатского, и у американского берегов пролива. И не только увидели их собственными глазами, но и изобразили на карте. Так, объединенными усилиями Дежнева, Беринга, Федорова и Гвоздева был открыт пролив между Азией и Америкой, который ныне носит имя одного из своих открывателей — Беринга.

Автор: С. Узин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *