Историография исламского Востока

история востока

Историография исламского Востока («тарик») поражает, прежде всего, своим объемом. На сегодняшний день опубликована лишь небольшая ее часть, а ученые продолжают обнаруживать все новые и новые тексты. Со второй половины І в. хиджры (конец VII в. н. э.) по 13 в. хиджры (XIX в.) история мусульманских народов фиксировалась практически непрерывно везде, где исповедовался ислам. Записи велись в основном на арабском, но есть произведения и на фарси, турецком и малайском языках. В большинстве своем авторы исторических трудов мусульмане, однако, встречаются среди них и христиане, выходцы из Египта и Сирии.

Другой важной чертой исламской историографии является необычайное разнообразие форм и жанров. Сюда относятся всемирные и всеобщие истории, летописи и генеалогические таблицы царских династий и знатных родов, перечни классов («табакат»), а также биографические словари и истории отдельных стран и областей. Историческая литература охватывает самые разнообразные сферы жизни и деятельности мусульманских народов: религиозную, политическую, административную и общественную, науку, а также литературу, искусство, философские школы и направления; в ней находят место топография городов, описания путешествий, исторических памятников и сооружений, стихийных бедствий, голода, эпидемий. Историки, писавшие в этой традиции, проявляли интерес и к неисламским цивилизациям, к жизни народов Западной и Северной Европы, Индии, Китая, Дальнего Востока и Африки.

Круг их интересов был чрезвычайно широк: человек и его связи с социальной и культурной средой, его отношение к Богу. Ибн Хальдун отмечал, что труды историков в равной мере предназначались и для «сильных мира сего», и для простого народа, для «черни». Их взгляды на историю как на всемирный процесс и стремление заинтересовать самую широкую аудиторию в какой-то мере предвосхитили современный подход к исторической науке.

ПОСТИЖЕНИЕ ВРЕМЕНИ

Внимание, уделявшееся мусульманскими историками понятию времени и хронологии событий с первых шагов развития историографии, также сближает ее с современной наукой. С 1 по 4 в. хиджры (VII—X вв.) в исламской культуре был накоплен немалый запас знаний о категории времени. Опираясь на более раннюю арабскую традицию, она использовала достижения персидских, индийских, греческих и египетских ученых, а также знания астрономов и географов. Великолепный труд Бируни, написанный в первой половине 5 в. хиджры (XI в.), отличается объективностью изложения. Это наиболее полный и тщательный обзор знаний по категории времени, сделанный в средние века.

Мусульманские историки широко использовали эти знания. Начиная со 2 в. хиджры (VIII в.) вошло в практику датировать события, излагать материал в хронологическом порядке и сопровождать текст таблицами. Указывать год, месяц и день описываемого события стало для них непреложным правилом. Это тем более примечательно, если вспомнить, что в западной историографии единая хронологическая система получила распространение лишь в XI в., причем достоверность принятой последовательности изложения главных исторических событий оставалась сомнительной вплоть до XIV в.
ОРИГИНАЛЬНОСТЬ И ОГРАНИЧЕННОСТЬ

Своеобразие исламской историографии и ее ограниченность обусловлены концепцией исторической информации («хабар»). «Хабар» означает факт, событие, упомянутое в беседе или предании. Историк не оперирует взятым из жизни материалом, а отталкивается от имеющегося в письменной и устной традиции предания или рассказа, переданного очевидцем событий (им мог быть и сам автор). Главная задача ученого — установить подлинность рассказа, подвергая критическому анализу, как само сообщение, так и его источники. Историк не выискивает факты, а лишь собирает их воедино и классифицирует, удостоверяясь в их надежности. До Ибн Хальдуна, положившего в основу исследования знание законов устройства человеческого общества («умран»), истинность сообщений не слишком волновала ученых.

Достаточно было вплоть до мельчайших деталей признавать достоверность Корана и других религиозных текстов. Их можно было включать в повествование самых разных жанров и размещать по своему усмотрению в более или менее объемных сборниках, но нельзя было трактовать по-своему, изменять их структуру или форму согласно своим взглядам и замыслам.

Мусульманские историографы не воссоздавали прошлое, как это делали историки Древней Греции, не было здесь и аналога средневековой христианской теологической истории. Этим объясняется их беспристрастность, не раз отмечавшаяся исследователями, а также статичная концепция времени, которое не несет в себе возможности развития или прогресса и лишь внешне организует цепь исторических событий. Только Ибн Хальдун (и в этом он опередил других ученых) по-новому подошел к рассмотрению их взаимосвязи, проследив возникновение, эволюцию и упадок таких больших сообществ, какие образовывали арабы, берберы, персы и «румы» (так мусульмане называли древних греков, римлян и византийцев).

ТРИ ГЛАВНЫХ ЭТАПА

Начальный период развития исламской историографии, продолжавшийся до 3 в. хиджры, завершается хроникой ат-Табари «Китаб ар-Русул ва аль-Мулюк» («История пророков и царей»). Летосчисление, в котором за отправную точку берется хиджра (622 г.), становится общепринятым. «Иснад», принцип, согласно которому указывалось имя того, кто передавал информацию от одного поколения другому, был введен сначала в науках, связанных с религией, затем использован в жизнеописании Пророка и в истории исламских завоеваний и, наконец, утвердился во всех других исторических жанрах.

Для ранней историографии были характерны такие жанры, как «магази» и «сира» (жизнеописание и деяния Пророка и его сподвижников), «футух» (исламские завоевания), «ахдас» (важные политические события), «акбар аль-аваил» (история доисламских царей и народов), «аям аль-Араб» (рассказы о прошлом арабов), «ансаб», «маасир» и «магалиб» (генеалогии, подвиги и поражения), биографии ученых, списки учителей, политические и административные хроники, истории династии Омейядов и Аббасидов, сборники писем секретарей. Постепенно распространилась и практика точно датировать факты и события и придерживаться хронологического порядка изложения.

Издавались многочисленные компендиумы, такие, как «Магази» аль-Вакиди, «Сира» Ибн Исхака, «Табакат» Ибн Саада, «Ахбар ат-тивал» ад-Динавари, «Ансаб аль-ашрай» аль-Баладури и «Тарих» аль-Якуби. Все вместе они составили обширную литературу, из которой до нас дошло относительно немного и о существовании которой мы знаем лишь по названиям, перечисленным в более поздних библиографических списках, как в работе «Фихрист», написанной Ибн ан-Надимом в 377 г. хиджры (998 г.).

Для второго, классического периода характерно укрепление наметившихся тенденций, сопровождавшееся, однако, некоторым ослаблением принципа «иснад» и появлением новых жанров. Еще одну всеобщую историю, «Золотые луга», написал последователь ат-Табари историк ам-Масуди, не имевший, правда, такого влияния, как его предшественники.

Начиная с 4 в. хиджры занятие историографией получило более или менее официальный статус, при этом все шире стали использоваться национальные и местные архивы. Наиболее заметным историком этого периода был Хассан ибн-Сабит ибн-Синан ас-Саби, положивший начало направлению, продолженному Мискавая-ахом, автором «Таджариб альумам» («История династии Буяидов»), а в следующем веке — Аб Шуджа X.

Популярным жанром стали истории городов. Таких сочинений появилось множество, и среди них «История Багдада» аль-Хатиб аль-Багдади, снискавшая наибольшую известность.

Увеличилось число биографических словарей, отражающих религиозную и интеллектуальную жизнь общества, усложнилась их структура. Они включали имена поэтов и мыслителей, сведения различных религиозных и правовых школах и принадлежащих к ним ученых, каталоги писателей и жития святых. Так богатая историографическая традиция пустила корни во всех уголках мусульманского мира.

Однако политические потрясения середины 5 в. хиджры (XI в.) не могли не сказаться на развитии историографии, когда начался ее третий период. До середины 6 в. хиджры (XII в.) область исторических исследований заметно сужена. Ведущая роль в историографии на время перешла к Сирии, где работали такие ученые, как Ибн ат-Таяи, Ибн ад-Дам и Ибн ан-Насиф, создавшие свои варианты всемирной истории. Вскоре к этой плеяде присоединился Ибн аль-Атхир, автор «аль-Камил» («Завершенность»). Затем наступил черед Египта, давшего таких крупных историков, как Ибн Хаджар, аль-Макризи, аль-Ксани, Ибн Тигрибирди, ас-Сакнави и ас-Суюти. И наконец, этот период ознаменовался появлением в Магрибе Ибн Хальдуна, чей труд первооткрывателя вызывал восхищение современников, но, к сожалению, не имел последователей.

Автор: Абдесселам Шеддади.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers