Историческая реконструкция пути «из варяг в греки». Часть первая.

ладья викингов

Выборг — Новгород — Киев — Одесса. Цель перехода — моделирование передвижения и деятельности дружин древних русов и викингов IX—XI веков по легендарной Волховско-Днепровской магистрали Древней Руси. Стартовав 7 июня в Выборге, шестивесельные ялы «Русь» и «Варяг», по своим размерам и мореходным качествам близкие к торговым ладьям древности, 18 августа успешно финишировали в Одессе, оставив за кормой 2700 километров. Об этом походе рассказывают его участники — научный руководитель доктор исторических наук Глеб Сергеевич Лебедев и начальник экспедиции мастер спорта Юрий Борисович Жвиташвили.

Четыре года назад к одному из авторов этих строк, археологу, пришел другой мастер спорта, и спросил:
— Имеет ли смысл пройти на гребных судах легендарным и загадочным путем «из варяг в греки»?
— Никакого, — последовал ответ. — Путь подробно описан в летописи, и нет никаких сомнений, что по нему плавали в IX-XII веках.
— А как плавали?
— Неизвестно.
— Ну а если мы по нему все-таки проплывем, то, докажем, что плавали им и в древности?
— Вряд ли. Во-первых, очевидно, с тех пор сильно изменилась гидрография, особенно малых рек. Во- вторых, именно поэтому вы вряд ли его вообще сможете пройти так, как его проходили в древности. Особенно через волоки
— А мы их найдем, пройдем и докажем, что ими пользовались!
— Они найдены. А пройти по ним нельзя, как нельзя пожить в доме десятого века, раскопанном археологами. В современном состоянии волоки — это археологические памятники, это — деформированные и разрушенные остатки, древних транспортных трас. Когда-то они были оборудованы, обслуживались. А сейчас на них лес, болота их пересекают шоссе и железные дороги, перекрывает застройка. Даже если вы и протащите какие-нибудь суда по этим трассам, вы ничего не докажете.

— Ну а путь все-таки был?
— Был.
— Как же это доказать.

Спортсмен мечтал о походе около десяти лет. Готовился к нему: за плечами — экспедиции на шлюпках в Ладожское озеро, Белое море. Опыт морских походов, страстное желание — пройти нехожеными речными путями из Балтики в Черное море. Пройти, увидеть и пережить то же, что и отважные путешественники — тысячу лет назад. Археолог лет за двадцать до этой встречи начинал свои самостоятельные работы именно с разведок древних волоков и речных переходов из Днепровского в Балтийский бассейн. Он назвал проблематику «варяжского вопроса» на раскопках знаменитого Гнездовского поселения под Смоленском, на Днепре. Сезон за сезоном приезжал в Старую Ладогу, первый и важнейший русский порт на пути «из варяг в греки».

Разговор проходил в самом начале 1985 года. Наступало время, во многом переломное. Вот факт, заслуживающий размышления: перелом, несомненный и глубокий, назревал и происходил в таком, казалось бы, далеком от современных проблем деле, как изучение «варяжского вопроса». Впрочем, таком ли далеком. Вопрос ведь начальный и, следовательно, ключевой для русской истории. Двести лет ломают копья «норманисты» и «антинорманисты», кто же основал Древнерусское государство? Варяги, пришедшие с Рюриком. Или строили государство славяне, обходясь без: всяких «варягов», а может быть, их и вообще не было, как не было и никакого пути «из варяг в греки»?

Академик Б. А. Рыбаков как то утверждает: «Действительный путь «из варяг в греки», оказывается, не имел никакого отношения к Руси и славянским землям… Летописцем он намечен только в одном направлении, с юга на север. Здесь детально, со знанием дела описан путь из Византии, через всю Русь на север, к шведам. Путь же «из варяг в греки», будто бы шедший из Балтики в Ладогу, из Ладоги в Ильмень, а далее по Днепру в Черное море является домыслом норманистов…». Правда, первым «норманистом» оказывается автор «Повести временных лет», давший имя пути: «из варяг в греки», имя, с которым он навсегда вошел в нашу историю. А что касается варягов, то они, конечно, тоже по этому пути плавали. Но, как замечает Б. А. Рыбаков, такое путешествие «… было сопряжено с колоссальными трудностями, нужно было плыть по рекам вверх, против течения; плывущая по реке флотилия могла быть обстреляна с обоих берегов. Наибольшие трудности представляли водоразделы, через которые нужно было переправляться посуху вытащив ладьи и переволакивая их на лямках через волоки».

Да, конечно, трудности серьезные. Правда, вверх по рекам Эльбе, Рейну, Темзе, Сене, Луаре, Роне норманне плавали и в Европе, проходя, и не раз, по ним «с огнем и мечом». И обстрелы «с обоих берегов» викингов не всегда пугали. И на лямках доводилось переволакиваться.

Важнее, впрочем, другое: ни летописи, ни саги и не говорят ничего о набегах флотилий викингов на русские города. Лишь дважды за всю историю викинги разграбили сравнительно доступную Ладогу: в 997 году и в начале XI века. А такие летописные известия, как «варяжская дань», «призвание князей», тем более нередкие случаи использования наемных варяжских дружин, говорят о каком-то, существенно ином, чем на Западе, характере отношений варягов с восточными славянами.

Славяно-скандинавские отношения IX—XI веков и были темой углубленных исследований большой группы историков и археологов последние двадцать лет. Одна за другой вышли книги по «варяжскому вопросу», из которых уже образуется целая библиотека. В каждой из них идет речь и о пути «из варяг в греки». Есть карты. На самой подробной — тридцать три археологических местонахождения. С кладами, погребениями, скандинавскими «импортами», могильниками, городами и так далее. Есть основания, по крайней мере, для двух заключений. Во-первых, путь из Балтики по Неве, Ладожскому озеру (озеро Великое Нево — в летописи), Волхову Ильменю, Ловати через Двинско-Днепровское междуречье в Днепр и Черное мере к середине IX века уже функционировал.

Во-вторых, деятельность варягов на Руси, включая и передвижения по пути «из варяг в греки», могла осуществляться только в условиях сотрудничества и под контролем общественных сил Древнерусского государства. В качестве общих положений они, видимо, столь же верны, сколь и приведенное заключение академика Рыбакова о трудностям плавания по восточноевропейским рекам. Но где и какие именно трудности ждали древних путешественников? Где и каким образом осуществлялся контроль над их движением, предоставлялась помощь? Где и когда возникли и что собою представляли центры обеспечивавшие функционирование Волховско-Днепровской магистрали.

Вот так и определился конкретный круг вопросов, ответ на которые должна была дать задуманная нами экспедиция. Решено было назвать ее «Нево» — древним именем Ладожского озера. Но уже о самой экспедиции читайте в следующих частях.

Автор: Ю. Жвиташвили.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers