Христиане в истории Кордовского халифата

Мозарабы

Кто такие мозарабы, и каков их вклад в андалузскую цивилизацию? В узком смысле это название, появившееся в XI веке, применяют к арабизированным христианам, но чаще так называют христиан Иберийского полуострова, живших под исламским владычеством. Вследствие сложного процесса как отвержение господствующего общественного строя и культуры, так и ассимиляции с ними, мозарабская община была далеко не однородна. «Настоящие» мозарабы — это те, кто более или менее глубоко ассимилировался.

Статус христиан аль-Андалусии зависел от того, как они сразу отнеслись к завоевателям. Некоторые сумели договориться с ними и даже отрезать себе настоящие христианские «вотчины» посреди новых мусульманских земель. Городам, не оказывавшим сопротивления, таким, как Коимбра и Сантарем, удалось спасти своих жителей от уничтожения и сохранить свои прерогативы. Но тем, кто сопротивлялся, приходилось очень дорого платить за это.

После того, как земли распределили между различными группами завоевателей, христианам разрешили пользоваться землей и волей в обмен на поземельный налог жарах и на подушный налог джизия. Со временем налоги эти вырастут, к ним добавятся другие, чрезвычайные налоги, вызывая огромные взрывы общественного недовольства.

В отличие от иудеев, еще одного народа, который молится за Святой Книгой, христианам разрешалось хранить свои законы, иметь и выбирать своих светских верховод и религиозных пастырей, а также свободно исповедовать свою религию. Так, в начале арабского завоевания христиане смогли построить в Кордове новые монастыри, оберегали христианские традиции и были очагами культуры, где осталась жить латынь. Только позже появятся дискриминационные меры: обяжут ходить в одежде со специальными отличиями, запретят строить новые культовые здания и тому подобное.

АССИМИЛЯЦИЯ И МУЧЕНИЧЕСТВО

Очень просто, за неимением цифровых сведений, установить, как происходила исламизация полуострова. Без сомнения, происходила она поэтапно, начиная с сельской местности, где христианство еще не успело глубоко укорениться. Смешанные браки и тесные соседские связи, которые были между крестьянскими общинами, впоследствии привели к естественному размыванию христианства.

Там, где оно остается, христианство набирает необычных форм. Мозарабов привлекают некоторые ереси, такие, например, как адоптационизм, который, отрицая Христову божественность, внешне был подобный исламу. И даже то христианство, которое якобы выжило в своей догматической форме, в конце концов, заимствовало некоторые вещи из ислама, как: обрезание, запрет употреблять некоторую пищу и даже тайную бигамию.

Впрочем, ассимиляция происходила и в обратном направлении. Мусульмане, оставаясь верными своей религии, начинают участвовать в основных христианских праздниках. Решающую роль в этом взаимопроникновении играют языки. Если романский язык мозарабов становится языком повседневного потребления (им пользуются и при дворе, и в административных органах), а также языком народной литературы, то арабский язык христиане принимают как язык культуры. Итак, арабизация в арабо-андалусском горниле, без сомнения, стала фактором интеграции. Но она проходила не без осложнений.

В IX веке группа мозарабов, частично арабизированых, но глубоко привязанных к своим христианским и вестготским корням, решила ценой собственной жизни сохранить свою самобытность. Большинство из этих кандидатов в добровольные мученики были детьми от смешанных браков, а, следовательно, мусульманами в глазах общества. Своим самопожертвованием они хотели расшевелить других христиан, которых считали слишком мягкими, слишком ассимилированными. Опасаясь репрессий, многие из мозарабов приняли тогда ислам, а другие, чтобы сохранить свою веру, выбрали дорогу изгнания в христианские земли на севере полуострова.

С X века, в период расцвета Кордовского халифата, начинается полоса мира для мозарабов. Многие из них могут теперь вполне проявить свои дарования, спрятанные в их двойной культуре. Об этом сочетании двух андалусских культур, латино-христианской и арабо-мусульманской, свидетельствует «Кордовский Календарь» Ресемундо, или Ибн Заида, человека большой культуры, равно толкового в латыни и в арабском языке, а также ловкого дипломата двора Оттона I (953), основателя Священной Римской империи. Этот альманах, где наряду с агрономическими и метеорологическими сведениями помещены календарь христианских праздников с уточнением местностей, в которых их отмечают, написанный на арабском языке и параллельно — на латыни.

ПЕРЕВОДЧИКИ И ТОЛКОВАТЕЛИ

Трехязычие мозарабов определило их особую роль в качестве переводчиков, должных перебросить мосты между двумя культурами: одной из западноевропейских и одной из восточных. Среди роскошных подарков византийского императора халифу Абдаррахману III была рукопись «Истории против язычников» Оросия, писателя-христианина, современника святого Августина (IV-V век). Переведенный одним из мозарабов, этот труд впоследствии стал популярным. Он позволил арабам познакомиться с прошлым Греции и Рима.

Но мозарабы были не только переводчиками, но и блестящими толкователями арабского языка, которые пропагандировали вестготскую культуру. «Этимологии», или «Истоки», настоящее сведения светских и религиозных знаний того времени, написанные Исидором Севильским (VI-VII век), старейшиной Западной Церкви, ходили с подробными арабскими комментариями, а некоторые части этого произведения были полностью переведены на арабский язык.

Впечатление такое, будто латынь потеряла среди мозарабов свою традиционную роль книжного и литургического языка. Так, очень быстро перевели на арабский язык Библию, или хотя бы некоторые ее разделы, а также канонические тексты, добавив к ним комментарии также на арабском языке, чтобы правильно направить мысли христиан, которых все больше привлекала арабская литература.

Перевод святых текстов на арабском языке пошел на пользу не только арабизорованым христианам. Далеко не худшие арабо-андалусские писатели, такие как Ибн Хазм, теолог, историк и поэт XI века, подтверждают свое глубокое знакомство с Библией во многих произведениях, правда, направленных против первых основ христианства.

Поэтому, абстрагируясь от всевозможных процессов сближения и отторжения, которые обозначили сосуществования двух общин, можно кратко подытожить: в X веке арабо-андалузцы впитывают в себя испанскую культуру, а мозарабы арабскую, не отказываясь от своей религии. Это не так-то уж и мало в таком мире и в такое время, когда люди, принадлежащие к разным народам и к различным верованиям, скорее сторонились или уничтожали друг друга.

Автор: Роза Герейру.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers