Хорезм 1000 лет назад. Часть первая.

Хорезм

1000 лет назад. Откуда ученые знают, что было тысячу лет назад? О том, что произошло вчера, мы знаем из газет, телевидения, интернета. Но ведь тысячу лет назад интернета с телевизором и близко не было, и газет тоже еще не было. Тогда и книг печатать не умели, писали их от руки на телячьей или свиной коже. Немногие из этих книг сохранились до нашего времени. Среди них есть и старые летописи. Каждое «лето», или, по-нашему, каждый год, летописцы записывали то, что произошло за год. В летопись занесены все важные события: походы и битвы, основание городов, солнечные затмения, землетрясения и многое другое. Изучая летописи, историки узнают, как жили люди в старину. Но летописцы писали только о том, что казалось им интересным, а современные историки хотят знать и то, что для летописца было скучным и обыденным: какими плугами пахали древние пахари, как тогда одевались, что ели, в каких домах жили, какие инструменты были у плотников и кузнецов…

Тут-то и берется за дело помощница истории — археология. Археологи немало потрудились, раскапывая скрытые землей остатки домов, разыскивая обломки посуды и кусочки тканей, полустертые монеты, заржавевшие плуги и лопаты, мечи и шлемы. Нелегко по отрывочным записям летописцев и по разрозненным находкам представить себе жизнь людей. Но еще труднее приходится ученым, когда от целых государств не осталось ничего, кроме развалин зданий.

Так бывало не раз, когда историки принимались за изучение древних государств. Еще 200 лет назад ученые почти ничего не знали о далеком прошлом Египта и Вавилона. И только после огромной работы археологов стала известной древняя история этих стран, которую сейчас проходит в пятом классе каждый школьник.

В 50-х годах прошлого века, в тогда еще советской Туркмении началось строительство Туркменского канала. Изыскатели, работающие на трассе канала, часто натыкались в пустыне на остатки древних городов и селений. С самолета видны протянувшиеся на десятки километров остатки пересохших оросительных каналов с множеством ответвлений. Эти каналы были выведены из реки Аму-Дарьи. В древности оазис занимал большую площадь, чем теперь.

Хорезм

С двух сторон наступали пески на поля, сады и селения, и хорезмийцам приходилось вести с пустыней постоянную борьбу. Если пересыхал орошавший поля рукав реки, его углубляли и заставляли воду снова работать на людей. Люди не только углубляли и удлиняли старые протоки, но и проводили новые, искусственные протоки-каналы. Тысячи лет длилась эта борьба. Но что известно о многих поколениях трудолюбивых людей, отвоевавших у пустыни сотни тысяч гектаров плодородной земли?

Из книг, написанных хорезмийцами, сохранились только немногие научные сочинения и несколько стихотворений. А древние летописи все погибли. Вот как это произошло.

Более 1200 лет назад чужеземные завоеватели — арабы — пошли в поход на Хорезм. Их призвал на помощь царь Хорезма Аскаджамук II, против которого восстали его подданные. Во главе восставших стояли брат царя и ученые-хранители летописей и преданий. Арабский полководец Кутейба подавил восстание. «И всеми способами рассеял и уничтожил Кутейба всех, кто знал письменность хорезмийцев, кто хранил их предания, всех ученых, что были среди них, так что все это покрылось мраком и нет истинных знаний о том, что было известно из их истории…», — так писал в одной из своих книг хорезмиец Ал-Бируни. Он пытался восстановить летописи Хорезма, однако «История Хорезма» Ал-Бируни тоже погибла. Сохранился лишь список царей. Но много ли можно узнать, изучая только имена и отдельные даты?

Казалось бы, самая память о древнем Хорезме безвозвратно потеряна. Книг не осталось — остались одни развалины. Стоит над обрывом ряд каменных башен, высятся среди безлюдной степи четкие прямоугольники стен опустевших городов и крепостей, высокие порталы полуразрушенных каравансараев. Песчаные холмы — барханы — засыпают старые постройки. Там, где когда-то жили люди, пасутся верблюды и овцы.

Хорезм

Потомки древних хорезмийцев забыли или исказили название прежних городов. Об этих развалинах рассказывают сказки: про одну из крепостей говорят, что построил ее демон Фархад, потому-то и назвали ее Дэвкала — крепость демона. Лишь изредка в теперешнем названии можно узнать старое. Эти мертвые крепости — немые свидетели жизни древнего Хорезма. Но на самом деле эти свидетели только кажутся немыми. Они многое могут рассказать тому, кто умеет их допрашивать. Развалины — это книга, созданная самой историей. В этой книге из кирпича записано, как жили люди в прошлом.

На землях, которые люди никогда не покидали, древние постройки подновляли или разбирали, древние каналы перекапывали, и памятников старины там не сохранилось. И только там, где не удалось восстановить оросительную сеть после страшных войн, опустошавших Хорезм, в прилегающих к оазису пустынях сохранились остатки древних построек.

Хорезм

Вдоль пересохшего канала и его ответвлений высится около ста укрепленных усадеб-замков. У них толстые стены и мощные глинобитные башни. Самые большие из замков стоят в начале оросительных каналов. У подножья стен огромного замка Беркут-Кала, по имени которого назван весь оазис, расположился небольшой поселок, обнесенный низкой стеной. Немало труда пришлось затратить ученым, немало изобретательности потребовалось от них, чтобы по этим остаткам восстановить жизнь людей, умерших более тысячи лет назад! Когда были построены замки и почему их построили именно так, а не иначе? Как и когда они были обращены в развалины? Много вопросов ожидало ответа, и каждый из них тянул за собой другие, еще более сложные вопросы.

Лучше других построек оазиса сохранился замок Тешик-Кала: большой четырехугольник стен с овальными башнями по углам. За этими стенами — другие стены пониже и мощная жилая башня на высоком глинобитном подножье. Внутренний двор был окружен жилыми и хозяйственными постройками. Видно, хозяева замка очень боялись за свою жизнь и за свои богатства. Им было что охранять!

Хорезм

В замке археологи нашли громадные глиняные корчаги, в которых может поместиться человек, очень много зерна, муку в глиняных закромах, косточки винограда, персиков, абрикосов, дынь, кости всевозможных животных. Одна из комнат сплошь уставлена корчагами, а в другой — множество каменных жерновов.

Замок украшен внутри лепным узором, на лежанке — ковер. Найдены перстни, бусы, оттиски печатей на глине, детские игрушки. Кем же был хозяин замка? Может быть, это был богатый помещик — владелец крепостных? Но около Тешик-Кала нет деревень. Всюду, куда ни посмотришь, высятся замки. Правда, они меньше, чем Тешик-Кала, и тем более Беркут-Кала, но все-таки это настоящие замки. Неужели их обитатели крепостные? Конечно, нет. Разве стали бы живущие в своем собственном замке люди во всем подчиняться феодалу? Значит и в маленьких замках жили свободные. Но кто же тогда владел большими замками? Ответ на этот вопрос надо было найти, изучая развалины. Грозны укрепления замков, много осад выдержали они на своем веку. Их не раз чинили и перестраивали. Но хозяева, прежде всего, заботились о безопасности, а потом уже об удобстве. А опасность, как видно, все усиливалась.

Когда перестраивали Тешик-кала, комнаты старой башни завалили глиной, а самую башню превратили в подножье новой. Стены хозяйского жилья уже нельзя было проломить тараном — оно поднялось над землей на 8 метров. Весь замок обнесли новой, более высокой стеной. Видно, еще больше богатств накопил владелец Тешик-Кала! В кладовых множество съестных припасов, которыми пользовалось много людей. Но в бедных замках жило тоже немало людей — каждая семья тогда состояла из десятков членов. А имущества у обитателей маленьких замков было гораздо меньше. Это объясняют так: на одних работали слуги и рабы, а другие работали сами.

В поселке, примостившемся у стен Беркут-Кала, самого крупного замка, жили, вероятно, рабы-ремесленники. Владельцы рабов боялись поселить их вместе с собой: ведь рабы запросто могли устроить маленькое восстание.

Автор: Борис Маршак.

P. S. Старинные летописи рассказывают: а еще древние хорезмийцы очень любили животных, некоторых, например кошек, подобно дреаним египтянам даже практически обожествляли. Так археологами при работе на месте стариных хорезмийских городов был найден корм для кошек в серебряной посуде, что говорит о великой любви хорезмийцев к своим четвероногим хвостатым питомцам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *