Гнездовские древности

Гнездовские древности

Рассказ мой начинается с рубежа IX—X веков. Именно в ту пору, когда в среднем течении Днепра шел процесс образования Киевской Руси, а время объединения восточнославянских земель в единое Древнерусское государство было еще впереди, здесь, в двенадцати километрах от Смоленска, ниже него по течению Днепра, на днепровских берегах возникло небольшое поселение — наше Гнездово.

Первые двадцать — тридцать лет оно растет. Довольно медленно, затем начинается стремительный его взлет. Но к концу X века уже отчетливо заметен упадок поселения, а в начале XI века оно сходит почти на нет. Впрочем, причины взлета и падения Гнездова — это тема особого разговора, здесь же я хотел бы рассказать о наших находках, о материальной культуре той древней эпохи как она обрисовывается исследованиями нашей экспедиции.

В середине X века Гнездово оказалось важным перевалочным пунктом на «пути из варяг в греки». Вот это-то и определило своеобразие его жизни, в том числе и хозяйственной. Наверно, то была очень яркая и колоритная картина — Гнездово поры расцвета. Тут сходились греческий юг и скандинавский север, звучала речь путников из дальних стран. Жизнь самого поселения была, конечно, весьма деятельной. Караваны, преодолевшие трудные волоки с Западной Двины, ремонтировали тут суда, рассчитывались с артельщиками, помогавшими при волоках, готовились к пути вниз по Днепру — к Киеву и в Византию. Караваны, шедшие на север, на Двину, нанимали работников, укрепляли суда и снасти, запасались продуктами на дорогу.

В древнем Гнездове были развиты все отрасли тогдашнего хозяйства — земледелие, скотоводство, ремесло и торговля. Но, конечно, каждая из них складывалась под влиянием весьма различных внешних и внутренних причин. Сельские промыслы отражали традиционный уклад жизни местного населения, ведь этот уклад менее всего подвержен посторонним влияниям. Ремесла являют собой картину пестрого смешения исконных занятий и заимствованных, включая изготовление нетрадиционных предметов, но главное — передовых технологий, перенятых из самых различных ремесленных центров всего тогдашнего мира: Западной и Северной Европы, Средней Азии, Ближнего Востока. С торговлей же дело обстоит необычно. Гнездово не стало таким крупным и из торговым центром, как Бирка в Скандинавии или Болгар на Волге. Здесь не возникло сколько-нибудь крупного местного рынка. Но тем не менее именно здесь встречались караваны, шедшие со всех сторон света. И следы торговой деятельности мы то и дело обнаруживаем при раскопках.

Трудно перечислить не только все наши находки — даже категории вещей, встречающихся тут. Среди них ножи, пробойники, напильники и иные инструменты, ключи и замки, кресала для высекания огня, деревянные ведра, небольшие оселки, гребни, пуговицы и прочее. Не раз попадались при раскопках швейные иголки — такие же, как сейчас, только потолще, и каменные или глиняные пряслица — круглые веретенные грузики. При ручном прядении пряслица употребляются и поныне.

Найдены железные серпы, которые, кстати, по форме не отличаются от современных, и круглая каменная плита, вероятно, заготовка жернова. Ручные жернова — частая находка на городских и сельских поселениях того времени.

Хорошо известны по гнездовским раскопкам небольшие весы со складным коромыслом. Такие весы в сложенном виде носили в деревянном или металлическом футляре. К концам коромысла на ниточках привешивались маленькие бронзовые чашки, нередко орнаментированные. Весы эти служили для взвешивания монет, так как те нередко разрезались на части. Во множестве найдены и гирьки для таких весов.

Монеты в Гнездове известны главным образом восточные, которые тысячами привозились в Восточную Европу преимущественно из Средней Азии, но также и вообще с Арабского Востока. Это дирхемы, размером они с современный пятак, хотя и несколько потоньше. В Гнездове при раскопках поселения найдено семь кладов таких монет, в одном из них, почти 800 дирхемов. Обнаружены также и византийские монеты, но их гораздо меньше.

Среди женских украшений очень красивы и эффектны округлые и граненые бусы из сердоликка и горного хрусталя — они появляются на Руси в X веке. Есть и стеклянные бусы — одноцветные и разноцветные, самых различных форм.

Мужские украшения встречаются редко. Это главным образом бляшки на поясном ремне. Обычай носить такие пояса пришел в Восточную Европу из Азии, от тюркских народов, а потом от нас проник в Центральную и Северную Европу. Подобный пояс был тогда знаком воинского достоинства. Поныне сохранился у нас кое-где обычай сажать мальчика, когда ему исполнится год, на коня и опоясывать его таким поясом.

Из мужских вещей найдена бритва — почти такая же, как современные опасные, только короткая. Это древнейшая бритва, обнаруженная на востоке Европы. Попадаются оковки, которыми украшали кубки из рога животных, а также костяные и стеклянные «шашки» — от какой игры, пока неизвестно. Но именно для нее, видимо, предназначались и призмочки с отметками очков на гранях. Впрочем, одна исследовательница предприняла небезуспешную попытку реконструировать такую игру. Получилось, что, возможно, игра эта напоминала нарды.

Находки в Гнездове так обильны и разнообразны, что можно было бы, очевидно, составить подлинную хозяйственную энциклопедию и по ней изучать жизнь и быт раннего русского торгового города X века.

Потому я хотел бы рассказать подробнее лишь о нескольких сюжетах. И прежде всего — о керамических изделиях, ведь глиняные горшки дают возможность определить культурные и этнические связи местного населения, его родство с населением других областей. У каждого племени были свои приемы изготовления керамики, свои формы глиняной посуды — устойчивые, передававшиеся из поколения в поколение сотни лет формы, и такие же устойчивые традиционные орнаменты.

О чем же рассказывают гнездовские находки? За ничтожным исключением вся обнаруженная керамика была сделана здесь же, в Гнездове. Посуда эта типично славянская, такая же, что и на других славянских поселениях того же времени. Бросается в глаза сходство многих горшков с посудой из черниговских курганов — это дает повод для размышлений, так как мы уже и по ряду других примет обратили внимание на родство гнездовских и черниговских древностей. Видимо, оттуда, из черниговских земель, в Гнездово пришла, как считает В. Я. Петрухин, большая группа переселенцев, которая надолго обосновалась тут и сохранила многие свои культурные традиции. Другие особенности в изготовлении керамики указывают на связь с юго-западом древней Руси, откуда тоже, вероятно, пришла часть гнездовского населения. Единичные прекрасно обожженные сосуды были привезены с берегов Черного моря.

Примечательно: гончарный круг появился в Гнездове довольно рано — в 920—930 годы, тогда как в сельских районах Северной Руси, и в частности в Новгородской и Смоленской землях, он в X веке еще вообще неизвестен и вся керамика тогда была там только лепной. Это значит, что социальное развитие Гнездова было более высоким, чем в соседних районах. Гончарный круг появляется только на известном уровне развития — с отделением ремесла от земледелия, с началом процесса классообразования. Славяне, поселившиеся в Гнездове, пришли сюда уже на этой стадии развития общества.

Продолжение следует.

Автор: Д. Авдусин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *