Европа эпохи Моцарта

просвещение

Жизнь Моцарта, родившегося в Зальцбурге 27 января 1756 года и умершего в Вене 5 декабря 1791 года, приходится на вторую половину XVIII века. Проходила она в «сердце» Европы. Вольфганг Амадей Моцарт, следовательно — европеец второй половины XVIII века. В геополитическом плане нетрудно определить реальности сегодняшней Европы, а какая она была в XVIII веке? Прежде всего, ошибкой было бы сказать, что Моцарт — австриец. Он не мог им быть исторически, хотя Австрия и может заявлять на него свои права. Зальцбург, родной город Моцарта, тогда был столицей независимого княжества под юрисдикцией князя-архиепископа, то есть столицей церковного княжества. То же можно сказать и о месте рождения другого великого композитора — Бетховена, который родился в 1770 году в Бонне, тогда столице Кельнского церковного принципата.

Эти два государства издавна стояли на перекрестках очень оживленных путей сообщения, таких, как путь с Рейна на Кельнский принципат и на Зальцбург, пути с севера на юг, из Германии в Италию через Бреннерский перевал. Также пролегали и пути с востока на запад, ведущие из Вены во Францию, Англию и австрийские Нидерланды (нынешняя Бельгия). Следует отметить, что эти великие пути сообщения и торговли очень часто повторяли пути древних римлян.

Моцарт не был врожденным австрийцем и никогда не претендовал на это. Он никогда не считал себя за австрийца. Он всегда называл себя немцем.

НОВАЯ ГЕОПОЛИТЕЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Эти сравнительно небольшие церковные принципаты значатся в анналах истории Священной Римской империи германцев. Основанная в X веке, она просуществовала, по крайней мере, формально, до XIX века. Сотрясения, связанные с Французской революцией и наполеоновскими войнами, неизбежно привели к ее распаду: все церковные княжества стали светскими. После нескольких пертурбаций Зальцбургский принципат присоединился к Австрии в 1816 году.

Священная империя пыталась увековечить идею Карла Великого: союз европейских государств, объединенных политически и духовно под флагом римского католицизма, под эгидой императора. В XVIII веке империя не считать римской и представляет собой лишь Священную германскую империю, удивительный союз четырех государств различной величины и разного значения — от Большого королевства Богемии до маленького принципата Зальцбурга — возглавляемый императором. Императора выбирала коллегия князей-избирателей. С XV века императорами Германии (и в придачу королями Богемии) традиционно выбирали князей из рода австрийских Габсбургов.

В XVIII веке императора стала выбирать первая коллегия выборщиков из девяти князей-избирателей, шести светских князей (которые представляли Баварию, Пфальц, Богемию, Бранденбург, Саксонию и Ганновер) и трех князей церковных (которые представляли прирейнские церковные принципаты — Майнц, Трир и Кельн). Зальцбургский архиепископ не имел полномочий избирателя, зато он был императорским князем и входил в состав второй коллегии в системе избирателей; кроме того, он имел титул примата Германии, что ставило его выше других князей перед папской властью.

Хотя эта германская империя географически была сердцем Европы, она не занимала ее всю. На Востоке были Россия, Польша со своими меняющимися границами, расчлененная Украина, Венгрия и прежде всего Пруссия — страны, не входившие в состав империи. На юге протянулась Италия, расчлененная на многочисленные государства, из которых некоторые (Ломбардия и Тоскана) были под австрийской властью. Италия тоже не относилась к владениям германской империи. На Западе были большие королевства (Испания, Франция, Великобритания). Как и северные королевства (Швеция, Дания, Норвегия), они оставались совсем чужими для этой империи. Объединенные провинции (современная Голландия) тоже не принадлежали к ней — в отличие от австрийских Нидерландов (современная Бельгия), которые были частью империи.

Случалось и так, что некоторые князья империи были избирателями, однако правили одновременно и государствами не имперскими. Например, австрийские и богемские Габсбурги были королями Венгрии; Ганноверские Вельфсы становились королями Великобритании, а бранденбургские Гогенцоллерны — королями Пруссии.

ПУТИ ПРОДВИЖЕНИЯ

Европейский политический баланс держался на пяти государствах — на Великобритании, Франции, Австрии, Пруссии и России. Богатая Европа (Англия, Франция, Голландия, некоторые регионы Германии и северной Италии) вступала в период экономического роста, сопровождаемого настоящим демографическим взрывом. Из 115 000 000 в начале века европейское население выросло до 187 000 000 душ на начало XIX века. Между 1750 и 1800 годами население России увеличилось с 19 до 29 миллионов; во владениях Габсбургов населения выросло с 20 до 27 миллионов; во Франции — с 22 до 26 миллионов, Италии — с 15,5 до 18 миллионов, в Великобритании — с 10,5 до 15,5 миллиона душ. Населения Пруссии почти удвоилась — с 3,5 возросло до 6 миллионов душ.

Наука, развиваясь, влияет на политические и общественные структуры. Европа становится на путь развития. Такое положение располагает к критике институтов прошлого, вызывает движение народных масс и, в конце концов, ведет к демократизации. Чтобы достичь атмосферы толерантности, необходимой для установления плюралистического общества, надо было сначала перестроить и сделать доступным для всех образование.

В поисках нового равновесия Европа находила принцип единства философской рефлексии, в определенном способе обобщенного мышления — вот почему XVIII век получил название эпохи Просвещения. Эпохи, с которой начиналась современность. Идеи, способствующие такому пробуждению мысли, шли из Великобритании, их генерировала революция 1688 г. и либеральная конституция, которым предшествовали опыты Ньютона и философия Джона Локка (1632-1704). Тем не менее, полного расцвета и прозрачной формы выражения новая философия достигает во Франции.

просвещение

Около 1750 года дух Просвещения нашел свое общественное выражение. В Италии историк и философ Джамбаттиста Вико в своем трактате «Основы новой науки об общей природе наций» (1725-1744) отстаивал идею, что все народы проходят три стадии — божественную, героическую и человеческую. Во Франции Монтескье публикует труд «Дух законов» (1748), а Вольтер — «Эссе об обычаях и дух нации» (1756), знакомившие общественность с идеей исторического развития человеческой природы и возможного прогресса на пути к высшей зрелости сознания. В 1750 году начинается выпуск «Энциклопедии», продолжавшийся до 1772 года.

Этот «Толковый словарь наук, искусств и ремесел» содержал 60000 статей в 17 томах, к ним добавились 11 томов иллюстраций. Этот монументальный труд, объединивший 150 авторов, и среди них Д’Аламбера, Вольтера и Руссо, редактировал Дидро. Главенствующая его идея: знание — сила. Этот синтез знаний впоследствии стал оружием образованной мысли; он требует примата разума во всяком исследовании. Отвергая предрассудки, «Энциклопедия» пыталась развить искренне научный дух, чтобы глубже постичь законы природы и позволить каждому индивиду и человечеству в целом создать новое сословие счастья.

В немецком мире Просвещение под названием «Aufkldrung» приобретает конструктивный смысл благодаря исследованиям Лессинга (1729-1781) и философии Канта (1724- 1804), желающих не так трансформации мира, как взросления человечества. Кантовая брошюра «Ответ на вопрос: Что такое Просвещение?» (1784) в каком-то смысле подводит итоги эпохи и свидетельствует о переходе к великой немецкой философии XIX века. Что же такое Aufkldrung? Это выход человека за пределы своего несовершеннолетия, за что он сам ответственен. «Несовершеннолетие» — это неспособность пользоваться собственным умом, но не из-за неполноценности самого сознания, а из-за отсутствия решимости и смелости действовать по своему усмотрению, без чужой опеки. Sapere aude! — Вот девиз ауфклерунга.

Интеллектуальная Европа объединяется под флагом Просвещения. Итальянский экономист и криминалист Чезаре Бонесана, он же маркиз Беккария (1738-1794), автор известного трактата «Преступления и наказания» (1764), является одним из лучших представителей реформаторства, которое охватило Европу эпохи Просвещения. Реформа права, введение толерантности, отказ от пыток, отмена крепостного права, создания образовательных учреждений, национальных театров, ботанических садов появляются в правительственных программах самых просвещенных правителей.

Эта новая Европа становится действительно космополитичной. Это время диалога философов и королей и время королей-философов. Фридрих II, король Пруссии (1712-1788), приглашает к своему двору Вольтера и переписывается со всеми писателями и философами своего времени. Екатерина II, царица России (1728-1796), становится другом Дидро, покровительницей французских философов и художников. В бабушке Австрии Иосиф II (1741 -1758), сын Марии-Терезы, становится горячим сторонником реформ и нового законодательства, олицетворением этой новой основы управления. Входит в употребление слово «йосифизм», для обозначения такой политики.

Большинство этих властителей, сторонников идей Просвещения, не жертвовали ради них централизованной властью, отсюда и выражение «образованный деспот». «Все для народа, ничего через народ» (Alles fur das Volk, Nichts durch das Volk) — этот лапидарный лозунг Иосифа II красноречив: царь желает добра для всех, но хозяином в стране остается один.

Одной из характерных фигур этого века была фигура книгоноши, ходившего, нагруженного книгами, от города к городу, из города в деревню. Главный распространитель знаний, книгоноша часто переходил границы. Европа того времени — путешествующая Европа.

ИДЕИ БЕЗ ГРАНИЦ

Архитекторы по заказу князей и монархов, вдохновленные славой Версаля, должны были переносить версальские образцы в королевские дворцы. Архитектурная Европа становится отражением Версаля. Из Лиссабона до Мадрида, от Неаполя до Рима, от Вены до Варшавы, от Берлина до Санкт-Петербурга строились роскошные резиденции. Выдающийся среди этих странствующих архитекторов — Франсуа де Кювилье из города Эно (Бельгия). Кроме прочего, он создал летнюю резиденцию князя-избирателя Баварии и волшебный театр в Мюнхенской резиденции того же князя.

старинный дом

Музыканты всегда традиционно были путешественниками, но эта тенденция усилилась в XVIII веке. Моцарт с детства путешествовал по Европе; Паезиелло, его современник, ездил из Неаполя в Санкт-Петербург; Йозеф Гайдн до последних лет жизни надолго задерживался в Великобритании. Оперные композиторы часто посещала Италию: саксонец Гассе стал там знаменитостью «Il саго Sassone» — «любимым саксонцем», Иоганн Кристиан Бах, сын великого Иоганна Себастьяна Баха, звался то «Бахом из Милана», то «Бахом из Лондона», в зависимости от своей профессиональной деятельности.

Италия, родина искусств, всегда привлекала художников, писателей и просто любителей прекрасного. В этой связи приводятся фантастические цифры: 40000 англичан, по свидетельству историка Эдварда Гиббона, посетили полуостров в 1785 году. Европейские путешествия по Франции, а также по Италии, вдохновили многих писателей, в частности Стендаля и Гёте, на создание многочисленных рассказов. Растет число издательств и их значение. Их можно найти в Берлине и Лейпциге, в Женеве, Риме и Флоренции, Париже и Лондоне. Журналы и газеты пересекали границы. Парижскую газету «Correspondance littiraire, philosophique et critique» барона Мельхиора Гримма читали при всех дворах; она впервые прославила в Европе имя юного Моцарта.

Меняются пути книги; большее значение приобретает Франкфурт. Французский писатель Бомарше создал в Келе, что на правом берегу Рейна, напротив Страсбурга, собственное издательство, чтобы выдать для стран немецкого мира полное собрание произведений Вольтера. Напечатав свою комедию «Свадьба Фигаро», которая долго была запрещена во Франции и в свое время вызвала скандал на всю Европу, он получил, наконец, славу. Моцарт стал одним из первых покупателей его первого немецкого перевода и взял эту книгу за основу для своей итальянской оперы «Свадьба Фигаро».

Это величественное движение взаимообмена и взаимообогащения, которое характеризовало эпоху Просвещения, движение, развивающее мышление и позволяющее индивиду «повзрослеть», преодолеть «инфантилизм», который до сих пор воспринимался как должное, говоря словами Канта, вызвал пробуждение немецкой нации. Многочисленные крупные и малые государства, писатели (Клопшток, Гете, Шиллер, Лессинг) осознают законность своего союза на основе общего языка — немецкого и отстаивают его право стать проводником культуры вместе с французским и итальянским.

Если бы условия жизни и интеллектуального развития в этой открытой, динамичной и оптимистичной Европе XVIII века были другие, немецкий композитор Моцарт никогда не создал «Волшебной флейты» — произведения, знаменующего оправдания древней заветной мечты — расцвета немецкой оперы.

Автор: Брижит Массен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers