Два столетия Михайловского замка. Часть третья.

Михайловский замок

Украшая покои Михайловского замка, и создавая себе мир, где он мог чувствовать себя легко и раскованно, Павел уделял огромное внимание живописи. Живописное собрание Павла I в Михайловском замке долгое время не привлекало внимания искусствоведов как единое целое и не находило должного места в истории частного коллекционирования. Однако было бы несправедливо говорить о полной неизученности этого собрания, подробное описание которого сохранилось. На протяжении многих лет произведения из павловской коллекции изучались специалистами по истории западноевропейского искусства в контексте творчества их создателей.

К началу украшения Михайловского замка Павел уже обладал живописными собраниями во дворце на Каменном острове, в жилых покоях Зимнего дворца, в Павловске и Гатчине.
Собрание Михайловского замка складывалось в тот период, когда Павел обрел полную свободу и власть, не был ограничен в средствах, стал хозяином Эрмитажа, где он мог выбрать для своего нового дворца все, что соответствовало его критериям. До нас дошел интересный документ — «Реестр картинам, расставленным на стенах Михайловского замка, из коих некоторые вследствие словесного приказания Обер-Гофмаршала и кавалера Нарышкина от 21 января 1801 года взяты из Эрмитажа и других мест, а некоторые куплены Блаженной памяти Государем Императором Павлом I и тоже сданы (…), с значением в которых именно оные картины комнатах того замка стояли, коих мастеров и сюжетов и под какими номерами». Эта опись, насчитывающая сто двадцать полотен преимущественно европейских мастеров, позволяет дать полную оценку павловского собрания.

Михайловский замок

Картины в Михайловском замке были повсюду: они висели в галереях, специальном Картинном зале на половине Александра Павловича, в жилых покоях императорской четы, великих князей Александра и Константина, обер-гофмаршала А.Л.Нарышкина, императорского любимца И.П. Кутайсова, камердинера В.С.Кислова, узаконенной фаворитки А.П.Гагариной. В XVIII столетии было весьма отличное от современного восприятие живописи. Тогда в меньшей степени интересовали художественные достоинства картин, и даже их авторы. На первый план выходил сюжет произведения, заложенная в нем «мораль», «программа» произведения. Во многих известных сюжетах современники Павла видели аллегорический смысл. В жилом интерьере картине часто отводилась роль «обстановочной», иногда она воспринималась просто как цветовой акцент.

Наиболее интересным и цельным помещением с «программным» подбором живописных полотен была уже знакомая нам спальня императора, где были собраны самые дорогие его сердцу произведения искусства и, прежде всего, целая коллекция картин весьма популярного в то время Клода-Жозефа Берне. За короткое время своего правления Павел приобрел одиннадцать полотен этого автора, и все они оказались в Михайловском замке. Писавший морские пейзажи художник виртуозно изображал штормящее неспокойное море, и, видимо, его знаменитые «Бури» как нельзя лучше соответствовали состоянию мятущейся души императора. Из одиннадцати картин Берне, находившихся в спальне Павла I, удалось обнаружить только пять, ныне находящихся в Эрмитаже: «Вид в окрестностях Читта Нуова в Иллирии при лунном освещении», «Пейзаж с замком на берегу моря», «Буря у скалистого берега», «Буря», «Смерть Виргинии».

Буря

Здесь же размещалось крупномасштабное полотно работы придворного живописца Людовика XIV Франца ван дер Мейлена, который был хорошо известен Екатерине II. В 1769 году Дидро приобрел для императрицы две картины этого мастера, считая их лучшими в Европе. Одну из них, изображающую принца Конде на фоне осады города, Павел перенес из Эрмитажа в Михайловский замок, другую — с портретом Людовика XIV в окружении пышной свиты — приобрел специально для своей новой спальни. В настоящее время обе картины хранятся в Эрмитаже.

принц Конде

Тема сильных личностей, достойных подражания, всегда волновала императора. Желание перенять их привычки, повторить их образ жизни, наконец, построить резиденции, подобные им принадлежавшим, сопровождало его на протяжении всей жизни. Вот почему в спальне находилось скульптурное изображение Фридриха II — одного из кумиров Павла I, о котором он говорил: «Величайший герой, удивление нашего века и удивление потомства». Круг исторических лиц, входящих с императором в одному ему понятный контакт, был бы неполным без его великого прадеда — Петра I, тканый портрет которого также входил в живописный ансамбль опочивальни.

Фридрих

В остальном картинная галерея Михайловского замка была достаточно традиционна для своего времени. Она состояла отнюдь не из шедевров, но Павел демонстрировал тот хороший вкус, который был свойственен его эпохе. В императорском собрании были представлены итальянская, испанская, голландская, фламандская и немецкая школы живописи. В большом количестве находились здесь работы французских художников, весьма модных в России. Некоторые полотна Павел заказал прямо в мастерских Парижа во время своего заграничного путешествия 1781 — 1782 гг.

Святая Екатерина

Среди произведений итальянской школы выделялись две работы Гвидо Рени, самого значительного представителя болонского академизма. Его «Архангел Гавриил», висевший в спальне, не стал по образному выражению Коцебу «ангелом-хранителем» несчастного императора. В настоящее время работа Г. Рени находится в Павловском дворце-музее. Украшавшая покои Константина Павловича «Святая Екатерина» считалась самой любимой картиной императора, но, несмотря на это, была отобрана Николаем I для продажи с аукциона в Таврическом дворце, после чего след ее затерялся…

В небольших жилых комнатах, в основном располагались жанровые сцены, пейзажи, натюрморты «малых голландцев»: Ван дер Вельде, Яна Вейнантса, Ван Рейсдаля, Ф. Ваувермана и других мастеров. Имелись в собрании Михайловского замка две работы Рембрандта, украшавшие скромные покои Елизаветы Алексеевны. Картина Рембрандта «Самаритянка у колодца» («Беседа Христа с самаритянкой») находится в Государственном Эрмитаже.

Самаритянка у колодца

История живописной коллекции Михайловского замка менее печальна, чем судьба его художественного убранства. Коллекция просто перестала существовать как единое целое. Значительная часть картин вернулась в Эрмитаж, некоторые попали в Павловск и Гатчину. Отдельные произведения были впоследствии проданы из музеев или в результате изучения обрели новое авторство. Но теоретическая реконструкция ансамбля возможна.

В последние годы судьба Михайловского замка изменилась. Она теперь связана с Государственным Русским музеем, в состав музейного комплекса которого вошел дворец. Его музейное будущее еще не в полной мере ясно, но одно несомненно: в Михайловском замке будут крупнейшие экспозиции национального искусства. Первые шаги к осуществлению этих планов уже сделаны, произведен аварийный ремонт инженерных сетей в здании, отреставрирована дворцовая церковь Архангела Михаила, где проходили богослужения императорской семьи. Вслед за ней после реставрации открылись бывшие жилые апартаменты Николая и Константина Павловичей, сыновей императора Павла I. В Константиновских покоях открыта портретная галерея Михайловского замка. Следом за ней будет создана историческая Галерея русской живописи, по возможности восстановлены парадные залы бэльэтажа и жилые апартаменты императора Павла I, где он прожил сорок коротких дней в конце зимы 1801 года. Впереди годы долгой нелегкой научной реставрации памятника, и она уже началась.

Автор: Елена Кальницкая

P. S. Старинные летописи рассказывают: А еще великолепные картины выставленные в Михайловском замке было бы не так удобно обозревать если б не отлично продуманное освещение. А вообще великолепные люстры, висящие в замке, сами по себе являются произведение искусства и создают изысканную атмосферу 18-го века.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers