Древние кельты. Часть вторая.

кельты

Мастера-художники и мастера — ремесленники, друиды, барды, торговцы, воины (иногда в одном лице совмещалось несколько функций) и были «разносчиками» и распространителями кельтской культуры. Иначе трудно объяснить ее универсальность на столь обширных пространствах. Некоторые из них, вероятно, проникали в далекие земли. В инородную среду иногда вживались достаточно большие группы кельтского населения, такие, как галаты Малой Азии, кельты Силезии. Остается загадкой процесс возникновения этой цивилизации. Наиболее приемлемая, но не единственная гипотеза заключается в следующем.

К VII веку до новой эры в районах между Средним Рейном и Средним Дунаем, в поясе невысоких гор и цветущих долин, из южных вариантов культур эпохи ранней бронзы и начала железного века (так называемых «культуры полей погребений» и «курганной культуры»), испытав сильное воздействие иллирийской или протоиллирийской (приальпийской гальштатской) культур, сложилось нечто, по словам кельтского исследователя Врие, что «находилось в пути, чтобы затем выступить как кельтское». Это «нечто» в VI—V веках до новой эры испытало сильное влияние этрусков и греков эпохи поздней архаики и раннего классицизма с их восточными мотивами.

Культурное воздействие двух ярчайших цивилизаций Средиземноморья дало пищу воображению мастеров Центральной Европы, до неузнаваемости изменивших изображения античности и, тем не менее, от них отталкивающихся. Основным же движущим моментом были какие-то социальные процессы в Центральной Европе, о которых мы мало знаем, потому что из дошедших до нас античных источников VI—V веков до новой эры нельзя извлечь никаких свидетельств о кельтах, кроме самого факта их присутствия в глубине континента. Археологически же мы можем зафиксировать возникновение слоя аристократии, представителей которой хоронили под курганами в роскошном убранстве с гривнами-торквесами на шее, с многочисленными заупокойными дарами, с оружием, на боевых колесницах. В этой аристократической среде и вырабатывается специфический стиль украшений с человеческими и звериными личинами, с асимметричными спиралями и завитками. Такие погребения мы находим и в Шампани, и в Баварии, в Северной Швейцарии, Чехии и Моравии.

К V веку до новой эры «нечто» выкристаллизовалось в культуру кельтов, получившую название латенской — от находки в местечке Ла Тен, на Невшательском озере (современная Швейцария). Наряду с раннелатенской субкультурой «княжеских погребений» Латена

А существовали в V веке до новой эры во многих местах и элементы прежних культур гальштатского времени. В 1902 году Пауль Райнеке разделил кельтскую культуру Латен на четыре этапа, от А до Э. Большая часть историков пользуется этими подразделениями.

А на рубеже V—IV веков до новой эры народы Европы от Пиренеев до Балкан были охвачены «галльским ужасом», они трепетали перед яростью обнаженных кельтских воинов и их длинными железными мечами и огромными овальными щитами. Кельтские племена инсурбов, бойев, лингонов и сеннонов появились в Северной Италии, положив конец цивилизации этрусков в долине реки По, проникнув далеко на юг восточной части Апеннинского полуострова. Кельтские памятники известны близ города Болоньи. В 390 или в 387 году до новой эры (данные источников расходятся) они захватили Рим, и лишь укрепления священного холма Капитолия были спасены криком священных гусей храма богини Юноны. Кельты ночью пытались пробраться через укрепления, но встревоженные гуси разбудили защитников. Ночной штурм не удался. Рим уцелел и откупился золотом. А ведь история Европы в этот момент могла повернуться иначе.

В это время или чуть раньше кельты появились и в Британии, заняли большую часть Франции, а в Испании возникла культура Месеты, культура кельтиберов. Смешение местного населения с кельтами происходило и в северозападной части Балканского полуострова, и в Паннонии, в бассейне среднего течения Дуная, на его правобережье. И во всех этих случаях на археологическом материале достаточно трудно отличить, когда мы имеем дело с непосредственным появлением кельтов, а когда — с кельтизацией культуры местного населения.

Этот период «исторической экспансии кельтов» (период Латен В) был сопряжен с переменами в социальной структуре кельтского общества. Богатые подкурганные погребения с оружием и колесницами исчезли. Повсеместно распространены бескурганные могильники. В могилах много вещей: оружие, наконечники копий, длинные мечи с гравировкой на эфесах, большие щиты, украшения — фибулы, браслеты наручные и ножные, гривны. Они выполнены то в двухмерном стиле, восходящем еще к предыдущей эпохе, то в пластическом трехмерном, характерном для этого времени — периода Латен В. Широко распространяются стандартные формы серой гончарной керамики. В этом периоде мы сталкиваемся не только и не столько с высокохудожественными произведениями прикладного искусства, с изделиями редкими, почти никогда не повторяющимися, как в Латене А, сколько с высококачественным ремеслом.

Изделия времени Латена В стоят на грани искусства, но многие формы уже стандартизованы, рассчитаны на широкий круг потребителей. Это заставляет предполагать, что в кельтском обществе произошли процессы, ликвидировавшие родовую аристократию и выдвинувшие сословие воинов-общинников, возможно, группы воинов-профессионалов. В это же время отряды кельтских наемников можно найти почти во всех странах Средиземноморья.

На захваченных землях кельты стремились не только заселить наиболее плодородные долины, но и обязательно занять места добычи полезных ископаемых — железа, меди, золота, серебра, соли. Война требовала материального обеспечения.

Возникновение на Балканах такого могучего социального организма, каким была держава македонских царей Филиппа и Александра, приостановила, вероятно, кельтскую экспансию на юго-восток. В 335 году до новой эры, когда молодой Александр вел войну на северо-западных границах своего государства, в ставке царя появились державшиеся очень независимо послы кельтов. Был заключен договор. Мы не знаем его условий, но, возможно, он имел гораздо большее значение, чем предполагали до сих пор историки.

Кельты не претендовали некоторое время на Балканы, а у Александра оказались развязанными руки для его восточной кампании, перевернувшей мир. После смерти Александра, когда между его полководцами развернулась борьба за наследство, кельтская экспансия на юго-восток возобновилась. Тем временем набирал силы Рим, объединивший под своей рукой большую часть Италии. Висевшая дамокловым мечом над народами полуострова галльская угроза была, кстати, одним из стимулов этого объединения. Римляне начинают понемногу вытеснять кельтов из Цизальпинской Галлии (современной Швейцарии). Они оккупировали, в частности, земли в Умбрии, в районе Сан-Марино (Италия), принадлежавшие племенам кельтов-сеннонов, и отрезали галлов от удобного выхода к Адриатике. В 280 году до новой эры римлянам удалось разбить при Вадимонском озере объединенные силы этрусков, цизальпинских галлов и пришедших им на помощь сородичей-белгов из бассейна Марны. Неудачи в Италии, возможно, и заставили кельтских вождей обратить внимание на восток.

Продолжение следует.

Автор: М. Щукин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *