Дешифровка древних письменностей. Продолжение.

древние письмена

Обыкновенно работа при дешифровке памятников неизвестной древней письменности на неизвестном языке проходит три этапа. На первом этапе надо выяснить, судя по общему числу и повторяемости знаков, какое перед нами письмо: алфавитное, слоговое, словесно-слоговое или же обозначающее только понятия, но не звуковую сторону слова; далее, имеется ли в тексте словоделение или он записан без разбивки на слова; каково направление письма (слева направо, справа налево, поочередно слева направо и справа налево, сверху вниз и т. д.); каково может быть примерное содержание текста судя по его внешнему виду, месту и обстоятельствам находки и т. п. Обычно уже на этом этапе можно и нужно установить, какие знаки являются собственно разными графемами, то есть различаются по значению, а какие — аллографами. То есть вариантами одной и той же графемы, зависящими от особенности в написании текстов, характерных для определенных мест, времени, условий, навыков писца и т. п. (Интересно есть ли специальные курсы переподготовки и повышения квалификации по дешифровке древних письменностей?)

На втором этапе по тому, как повторяются группы знаков и отдельные знаки (в каких комбинациях, как часто и т. д.), устанавливается тип грамматической структуры языка, например, является ли в нем корень слова изменяемым или неизменяемым, наблюдаются ли в нем суффиксы и приставки, и если да, то каков их характер, распространение и т. п. Иногда бывает, возможно установить место подлежащего, сказуемого и других частей речи, а также характер словоизменения имени и глагола (есть ли склонение, каков характер спряжения). Именно на этом этапе должны применяться подсчеты и строгие статистические методы (об этом, кстати, знал уже и Шампольон), и поэтому здесь может помочь машина. Это этап так называемой «глокой куздры» (выражение взято из классического примера, приводившегося на лекциях знаменитым языковедом академиком Л. В. Щербой: «глокая куздра бадланула бакрёнка» и т. д.; слова непонятны, но фраза поддается грамматическому разбору: «куздра» — подлежащее, имя существительное женского рода в именительном падеже, «глокая» — определение, прилагательное женского рода и т. д.).

Выяснение структуры языка позволяет определить, к какой семье или группе языков он относится или, наоборот, не может относиться: например, если установлено, что в изучаемом языке есть несколько родов и падежей, то это не может быть язык типа английского, зато он может быть, скажем, одним из славянских. Тип языка дешифруемого текста можно иногда установить довольно точно, однако сам язык остается неизвестным, и прочесть текст осмысленно все еще нельзя.

древние письмена

На третьем этапе дешифровка должна быть завершена: чтобы письменность могла считаться дешифрованной, необходимо не только указать, где в тексте подлежащее, а где сказуемое и какое в данном языке склонение и спряжение, а нужно прочитать текст. Каждое слово и каждая форма слова должны зазвучать и приобрести вполне определенное, только им присущее значение. Именно здесь роковая черта, которую труднее всего преодолеть.

Представим себе, что перед нами отрывок текста, написанный неизвестным письмом. Условно обозначим знаки цифрами 123245674839404. Допустим теперь, что мы установили относительно этого письма следующее: каждый знак есть буква алфавита, передающая один значащий звук (фонему); 4 есть какое-то окончание склонения имени; 74 — это какое-то глагольное окончание; 232, 56 — суть корни каких-то слов; 1— может быть отдельным словом или приставкой; 83940 — может быть, основа одного слова, а может быть, две основы. Известно также, что язык, вероятно славянский. Такая степень достигнутой ясности довольно характерна для второго этапа дешифровки. Как прочесть текст?

Зная, что это русский язык, мы могли бы колебаться между, скажем, «я маму веду за руку» и «у попа была собака». Можно подобрать и другие осмысленные фразы или куски фраз. А если мы не знаем языка? Если можно подставлять слова не только русского языка, но и украинского, польского, чешского, сербского, болгарского и даже (как чаще всего и бывает) какого-то родственного им, но вовсе не сохранившегося языка?

Приведем еще один пример: что, если текст написан так: 12437454, где 1, 4 и 74 — грамматические элементы, а 2, 3 и 5 — знаки, обозначающие понятия; причем известно, что в данной письменности имеется всего 600 отдельных знаков для понятий, а в языке должны существовать десятки тысяч слов, которые передаются этими знаками или их комбинациями? (Именно таково положение, например, в шумерском языке и письменности.)

НАДПИСЬ ДОЛЖНА ЗАЗВУЧАТЬ.

Тут-то и наступает момент, когда статистика и выполняющий статистические расчеты компьютер уже вряд ли могут помочь дешифровщику. Один из крупнейших современных специалистов по дешифровке И. Фридрих, говорит: «Из ничего нельзя ничего дешифровать»,— должна быть какая-то внешняя по отношению к самому тексту зацепка, от которой можно оттолкнуться. Чаще всего это настоящая или искусственная билингва.

Самыми блестящими дешифровками были прочтение египетских иероглифов Ж. Ф. Шампольоном в 1821—1825 годах и ассиро-вавилонской клинописи Г. Раулинсоном, Э. Хинксом и другими к 1857 году, а в прошлом 20-м веке — дешифровка микенской «линейной письменности Б» М. Вентрисом в 1953 году. Как она удалась?

М. Вентрису удалось выяснить структуру языка надписей и значение детерминативов, выражающих категории понятий, даже указать, какие слоговые знаки содержат одни и те же согласные, а какие — одни и те же гласные. Но дальше он двинулся только тогда, когда, установив, что определенные сочетания знаков в документах, найденных на острове Крит, являются названиями местностей, он подставил под эти сочетания названия критских населенных пунктов, известных из позднейших, давно читаемых греческих памятников. Слоговые знаки тем самым приобрели звучание. Под микенской письменностью, как оказалось, скрывалась чрезвычайно древняя форма греческого языка, совершенно отличная даже от языка поэм Гомера. Таким образом, М. Вентрис прибег к искусственному созданию билингвы.

Так же и россиянин В. В. Шеворошкин при недавней дешифровке письма древних карийцев, народа, жившего в Малой Азии в VII—IV веках до н. э., применил очень строгий статистический метод работы; но, дойдя до третьего этапа дешифровки, он вынужден был бы сложить оружие, если бы ему не помогла доказанная им общность происхождения карийского алфавита с уже прочитанными алфавитами соседних народов; это позволило подставить под карийские буквы определенные звучания. Для проверки правомерности такой подстановки был использован метод искусственной билингвы, которой явились карийские имена, записанные по-своему еще древними греками, и грамматические формы уже изученных древних языков Малой Азии, обнаруженные дешифровщиком и в карийских надписях.

Автор: И. Дьяконов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *