Боги инков

уака

Все, чему поклонялся человек, индейцы кечуа называли уакой. Уакой могло быть все, что окружало человека в реальной жизни и даже в помыслах. Солнце, будучи верховным божеством инков, тоже было уакой, только общеимперского масштаба. Испанцы просто выходили из себя, когда обнаруживали очередную неопознанную, неучтенную и потому еще не разрушенную индейскую уаку. В один прекрасный день выяснилось, что даже эхо в горах тоже уака…

Мы не знаем, что именно случилось, когда католические монахи сделали это открытие. Возможно, они пожелали снести одну или несколько горных вершин (естественно, силами самих еретиков), или переселить поклонявшихся эху индейцев в другое место, или сжечь их главных жрецов в назидание прочим. Подобные меры перевоспитания язычников практиковались католическими монахами достаточно часто. Бывали случаи, когда вместе с жрецами сжигали и всю их «паству».

В Тауантинсуйю проживало не менее 10 миллионов индейцев. Число же божеств — уак должно было в несколько раз превосходить эту огромную цифру, ибо помимо коллективных уак, каковым было, например, Солнце, имелись и сугубо индивидуальные уаки как длительного, так и одноразового пользования. Каждый человек поклонялся не одной, а нескольким уакам.

Любой предмет, любой представитель животного или растительного миров, от которого, согласно легенде, брали начало племя или отдельная семья, считался коллективной уакой. Уаки были языческими богами-идолами, сохранившими элементы тотемного характера. Все народы мира прошли на соответствующей стадии своего развития такой период восприятия окружающего мира.

Но уака обладала и более универсальным свойством, которое сближает ее с нашими днями: многие из нас и сегодня бережно хранят свою «уаку», называя ее не менее таинственным словом «талисман». Каждый индеец скрывал от всех свою личную уаку, опасаясь, что ее силу могут сглазить дурные люди. В отличие от индейцев, мы не столько боимся, сколько стесняемся показывать другим свою «уаку»…

Из всего этого следует, что перечислить все предметы, которые считались в Тауантинсуйю уаками, просто немыслимо. Скажем только, что особо ценной уакой признавалось любое отклонение от нормы, всякое чудо природы, например яйцо с двумя желтками.

Куда больший интерес представляет попытка осмыслить и понять господствовавшую в Тауантинсуйю систему религиозных воззрений и роль государства в ней. Дело в том, что в случае с Тауантинсуйю мы имеем дело с «учрежденной церковью» государства инков. Подобное явление — уникальный случай в доколумбовой Америке. Если же выйти за рамки Нового Света, то роль религии в Тауантинсуйю в решении общегосударственных дел может быть сравнима с религией Древнего Египта, а по веротерпимости — Древнего Рима.

С точки зрения христианства, инки были язычниками, в этом не может быть никаких сомнений. Любые попытки зачислить сынов Солнца в тайные, стихийные или иные католики, как это пытались сделать некоторые хронисты, полностью несостоятельны. Инки поклонялись Солнцу, но и не препятствовали «свободной деятельности» великого множества других богов, лишь бы эти боги, а точнее поклонявшиеся им народы признавали за Солнцем верховное положение. Вот почему официальный пантеон богов Тауантинсуйю был битком набит великим множеством провинциальных божеств. «После покорения провинции,— читаем мы в «Комментариях» выдающегося хрониста метиса Инки Гарсиласо де ла Вега, — первое, что делал инка, была отправка в Куско в качестве заложника главного идола, которого имела та провинция; он приказывал установить его в храме, пока касик (местный вождь) и его индейцы не разубедятся в том, что заблуждались, поклоняясь своим пустым божествам, и не сделаются сторонниками языческой веры инков, которые поклонялись Солнцу. Они не сбрасывали на землю чужих богов после завоевания провинции, чтобы не задевать ее честь и чтобы местные жители не испытывали бы к ним презрения за пренебрежение к своим божествам».

Но не обилие божеств и не бесчисленное множество уак — главное препятствие для правильного понимания мировоззрения инков. Трудности, которые испытывают современные историки, иного рода. Дело в том, что все истории, хроники и сообщения об инках написаны в основном испанцами в XVI—XVII веках как по собственным впечатлениям об увиденном в Тауантинсуйю, так и по рассказам индейцев (часто это пересказы рассказов). У самих инков, к сожалению, письменности не было и никаких письменных инкских документов просто не существует. О язычестве инков рассказывают почти все хронисты, но эти рассказы принадлежат ревностным католикам и несут на себе отпечаток эпохи, когда свирепствовала инквизиция, и когда писать о язычестве было делом весьма опасным: любое неосторожное слово могло быть истолковано как еретическое отклонение от догматов католической церкви со всеми вытекающими отсюда последствиями. Оба эти обстоятельства не могли не отразиться на том, что именно оказалось зафиксировано в хрониках и в каком виде.

Автор: В. Кузьмищев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *