Базар в средневековье. Продолжение.

восточный базар

Представления о базаре как о центре мира, своеобразной точке отсчета событий и явлений было свойственно и изобразительному искусству. Любая средневековая рукопись начинается с фронтисписа — чаще всего тронного изображения монарха либо изображений каких-либо святых или пророков. Фронтиспис не связан с последующим текстом, он как бы открывает рукопись, освящает ее, дает право на дальнейшее литературное и живописное повествование. А вот иранская рукопись XIII века «Варка и Гульшах» поэта Айюки не имеет привычного фронтисписа, открывает ее миниатюра с изображением базара: заключенные в ниши три сцены из жизни рынка. Они не связаны с текстом поэмы. Относительно функционального назначения и содержания этой миниатюры высказывались разные предположения. Думаем, что смысл ее станет ясен, если вспомнить все то, что говорилось о месте базара в средневековых миропредставлениях.

Изображение базара на месте фронтисписа рукописи придает ей необходимую завершенность, оно заменило изображение монарха или святого, но выполняет те же функции — освящает повествование, литературное и изобразительное. Для средневекового читателя это был знак, говорящий, что книга рождена, она состоялась и имеет право на свою жизнь, вовлекает читателя в духовные сферы.

Но нельзя думать, что рынок может быть уподоблен застывшему знаку. Он в буквальном смысле подобен живому организму, это не просто пространство, исполненное значения. Он функционирует, живет, движется в городском пространстве. Движется в буквальном, не метафорическом смысле. На мусульманском Востоке дворец правителя уподобляется легким городского тела, мечеть — его сердцу, а рынок сравнивается с органами питания. И это не случайно. Обычно рынок в традиционных городах длинной, извилистой линией связан с городскими воротами. В восточных городах, как, например, в Исфахане, городскую площадь и городские ворота связывает длинная череда более мелких базаров, которые включают в себя мечети, караван-сараи, бани, мелкие лавки, маленькие улочки и переулки. А заканчивается это движение у городских ворот, под которыми или вблизи которых располагаются торговцы. И каждый входящий в город тут же оказывается на базаре, окунается тем самым в своеобразную рыночную атмосферу…

Мы рассмотрели только несколько примеров из жизни средневекового восточного базара, чтобы показать, что в те времена он был не равен самому себе, имел не только экономическое и бытовое содержание, как это может показаться на первый взгляд. Некоторые эпизоды из жизни базара покажутся странными или смешными, если их оторвать от представлений средневекового человека. Веками вырабатывался не похожий ни на какой другой «язык» рынка, и знание этого «языка» позволит увидеть за обычными событиями иные, более значимые и весомые, в них отразилась духовная жизнь людей того времени.

Сложившиеся в древности представления о рынке с трудом угадываются в современных городских базарах. Они уже не центр мира, но все же какая-то частичка древних представлений продолжает в них жить, в психологии людей на Востоке сохранилось особое отношение к базару. И хотя на наших глазах исчезает его многовековой символический образ, иной раз вспомнишь о том, что рыночная площадь несет и иные, не только экономические функции…

Автор: Шариф Шукуров.

P. S. Старинные летописи рассказывают: Многие удивительные товары можно было купить на средневековом восточном базаре. Немножко жалко, что в те далекие времена еще не существовало такой полезной штуки как съемка видеообзоров товаров (зато существует сегодня, скажем, здесь), было бы интересно посмотреть на тамошний товарный ассортимент.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *