В глубинны веков, в глубь океана – история водолазного дела

Океан

В истории развития человечества освоение Океана занимает особое место и насчитывает не одно тысячелетие. Первые современные в антропологическом смысле люди — кроманьонцы, обитавшие вдоль восточного побережья Бискайского залива 50 тысяч лет назад, уже делали первые робкие шаги в этом направлении, правда, не отрываясь далеко от берега. Они собирали во время отлива и употребляли в пищу всевозможных ракообразных и моллюсков, раковины и панцири которых использовались в качестве украшений. Потребление этих богатых йодом, фосфором и ценными микроэлементами даров моря в немалой степени способствовало развитию интеллектуальных способностей и росту народонаселения.

Следующий этап (спустя 20—25 тысяч лет) ознаменовался переходом к рыболовству, которое эволюционировало из обычной наземной охоты, распространившейся на водную стихию. В мадленскую эпоху (XX—X тыс. до н.э.) началось применение гарпуна и остроги.

Позднее, в мезолите (IX—VI тыс. до н.э.) в обиход вошли первые рыболовные крючки и забрасываемый с берега невод. Это свидетельствует о том, что ресурсы, которые были, что называется, под «рукой», оказались практически исчерпаны и надо было переходить на новый уровень. Часто сюжетами настенных граффити той эпохи, украшающих прибрежные пещеры и гроты Средиземноморья, была охота, например, на легко узнаваемого тунца. Чтобы стать источником вдохновения для древнего художника, подобный объект охоты должен был иметь особую значимость, наряду с мамонтом, диким быком или оленем.

Первые же погружения в режиме апноэ (задержки дыхания) стали практиковаться в III—II тысячелетиях до нашей эры и были отображены в декоративных росписях, в частности, гончарно-керамических изделий. При этом море служило не только фоном или сюжетом — из него черпались и средства изобразительного искусства: красители, извлекаемые из различных моллюсков.

Артефакты, относящиеся к периоду VI династии Древнего Египта (XXV в. до н.э.), украшены перламутром и инкрустациями из раковин, а в древнекитайских хрониках рассказывается о том, как одному из императоров Поднебесной был поднесен в дар морской жемчуг. И перламутр, и жемчуг могли быть добыты только на значительной глубине.

Очень широко маринистские мотивы представлены в искусстве античной Греции. В нем фигурируют и осьминоги, и дорады, и ракообразные, и, конечно, дельфины, причем в компании с человеком. Древняя Эллада — родина построенного мастером Арго легендарного «Арго» — первого корабля, известного по имени собственному. А первым персонально упоминаемым ныряльщиком оказался греческий рыбак Главк. Благодаря счастливой случайности ему удалось обнаружить замечательные свойства некой травы, проявлявшиеся в том, что прикосновение к ней якобы наделяло способностью находиться под водой, не испытывая потребности в дыхании. По легенде, Главк, «вкусив от этой травы, почувствовал, как неодолимая сила влечет его в морские глубины» (Овидий). Боги же одарили ныряльщика бессмертием.

В одном античном трактате содержится описание практиковавшейся в те времена у берегов Малой Азии методики погружения. Ныряльщик, используя в качестве балласта камень и поддерживая связь с «плавбазой» посредством каната, опускался, набрав в рот оливкового масла и заложив уши губкой. Достигнув дна, он выпускал немного масла, которое, всплыв и разлившись пятном на поверхности воды, указывало местонахождение ныряльщика.

Значительных успехов в освоении морской среды добились и жители Красного моря и Персидского залива. Известно, что они могли в течение почти минуты находиться на глубине 20 метров.

Параллельно с освоением морских ресурсов развивалось и другое направление — использование ныряльщиков в боевых действиях. Так, в повествованиях Геродота и Плиния упоминается молодой афинянин Сиана, который вместе со своим отцом Сциллием осуществил в 480 году до нашей эры диверсионную операцию, достойную современного спецназа. Им удалось перерезать под водой якорные канаты кораблей персидского царя Ксеркса, стоявших на рейде близ Пирея. А Фукидид рассказывает о том, как при осаде афинянами Сиракуз (413 г. до н.э.) оборонявшаяся сторона, поддерживаемая Спартой, соорудила подводные заграждения на входе в порт, состоявшие из двойного ряда кольев, вкопанных в дно.

Но и афиняне оказались сведущи в подобных вопросах — их подводным пловцам удалось спилить часть этих заграждений. Однако защитники Сиракуз быстро восстановили оборонительный рубеж, причем дело доходило до ожесточенных подводных схваток между ныряльщиками. В ходе этих боевых действий, для компенсации резко повышающейся при физической нагрузке потребности в кислороде, афиняне использовали наполняемые воздухом бурдюки из бычьей шкуры, снабженные балластом; к ним припадали ныряльщики за живительным глотком.

После нескольких безуспешных попыток войска Александра Македонского (332 г. до н.э.) взять штурмом островной финикийский город Тир (у побережья современного Ливана) осаждающие приступили к строительству перешейка для обеспечения сухопутного доступа к непокорной твердыне. Но защитники города упорно противодействовали захватчикам — их подводные пловцы растаскивали крючьями и баграми бревна и даже каменные глыбы, из которых возводилась дамба.

В 196—198 годах во время осады Византия (будущего Константинополя) армией римского императора Септимия Севера отличились византийские ныряльщики. Им удалось не только перерезать якорные канаты римских кораблей, но и привязать их концы к канатам, спущенным с берега. После этого находчивые византийцы занялись перетягиванием вражеских судов на свою сторону.

К античному периоду относится и начало океанографии. В своей «Истории» Геродот упоминает о проводившихся у побережья Египта исследованиях морского дна посредством взятия проб. По наличию значительных иловых отложений и наносов древние исследователи установили, что нильский ил выносится далеко в море. По ряду дошедших до нас отрывочных сведений можно предположить, что в те же далекие времена появились и первые подводные обитаемые аппараты. Если верить древнеримскому философу IV века Этику Истринскому, ссылавшемуся, в свою очередь, на историографа Александра Македонского Каллисфена, великий император, преуспевший в покорении земной тверди, возжелал заявить о себе в неподвластном еще ему подводном мире.

Сменивший на время боевую колесницу на бочкообразную гондолу из чистого стекла, подвешенную на железных цепях к кораблю, Александр стал, таким образом, первым акванавтом. На одной миниатюре в манускрипте XIII века он изображен в своей «батисфере» созерцающим, комфортно расположившись на ковре, чудеса подводного мира. Некоторые историки полагают, что речь здесь может идти об использовании своего рода водолазного колокола. Наставник и учитель Александра Аристотель упоминает в одном из своих трудов об изготовленном из бронзы чашеобразном аппарате, «находясь в котором под водой, надлежит следить за тем, чтобы он не наклонялся, иначе внутрь проникнет вода».

Продолжение следует.

Автор: Василий Комарденков.

P. S. Старинные летописи рассказывают: А вообще загадочные глубины океана (впрочем, как и космоса) издревле манили пытливые умы. Многие талантливые ученные, такие как например, Никола Тесла, помимо своей основной деятельности активно интересовались и изучением океанологии, попутно внося свой вклад в развитие водолазного дела.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *