Царский доспех. Топоры и доспехи.

Царский доспех

Венчание на царство, рождение, свадьба, встречи послов и многие другие события при русском великокняжеском и царском дворе сопровождались торжественными действиями. Их организации и проведению уделялось особое внимание, они выражали значимость каждого шага самодержца для судеб страны. О многих из этих церемониальных действий хорошо известно благодаря сохранившимся запискам русских и иностранных современников, которые всегда подчеркивали красоту и богатство великокняжеских и царских церемониалов в России. Однако ни в исследованиях 19-го века, ни в трудах современных авторов мы практически ничего не найдем о древнем русском военном церемониале, о необходимой составной части подобных действий – военных регалиях. В то же время, как свидетельствую исторические источники, все же есть основание говорить о существовании в России 16-го, 17-го века и придворных воинских церемоний, и особого царского церемониального оружия.

В «Записке о царском дворе», вероятнее всего подготовленной в 1610—1613 гг. для польского королевича Владислава, кандидата на русский престол, наряду с перечислением дворцовых помещений, приказов и придворных церемониалов, содержится описание церемониального порядка выхода русского войска в поход во главе с самим самодержцем. «А как государев поход бывает тогда тех пять полков да Государев полк великий избранных людей, где государь сам едет… А ертоул (авангард — А.Л.) идет перед всеми полками впереди по пяти сотен человек, а за ертоулом идет передовой полк, а за передовым правой руки полк и сторожевой полк, а затем сам Государь в своем полку идет… Да перед Государем едут рында у копья, рында у рогатины, рында у саадака из ближайших людей, а у рынд жильцы, да о перед Государем едут самопальники».

Царский доспех

В 1654 г. началась война между Российским государством и Речью Посполитой. Огромное русское войско во главе с царем Алексеем Михайловичем отправлялось в поход под Смоленск. Его количественный состав был настолько велик, что весь процесс растянулся более чем на десять дней. Перед «отпуском» каждого из пяти традиционных полков русской армии (Ертоул, Передовой полк, Большой полк, Полк Правой руки, Полк Левой руки) в Успенском соборе Московского Кремля проводилась торжественная литургия, по окончании которой царь звал к себе на пир во дворец весь командный состав этих соединений. Наиболее красочным действием этой церемонии был парад последнего «Большого Государева полка» — «гвардии» русских самодержцев допетровского времени. Он начался с Девичьего поля возле Новодевичьего монастыря, где перед этим в течение двух недель проходил смотр войск. Маршрут его следования пролегал через Москву и Кремль, где «на дворце в столовой избе в то время был и голов ратных всех чинов людей из столовые из окна святой водой кропил святейший Никон патриарх Московский и всея Руси».

Павел Аллепский, секретарь Антиохийского патриарха, являвшийся свидетелем выхода армии царя Алексея Михайловича под Ригу в 1657 году, назвал военную процессию «великолепным поездом» из-за обилия прекрасных коней в драгоценной сбруе, знамен, украшений, а закончил описание словами: «Мы стояли и смотрели на войска: то был день зрелища, которые в жизни на счету».

Царский доспех

Нам интересен не сам церемониал, а только часть его, связанная с набором оружия, упомянутого в «Записке о царском дворе». Позволим себе обратить на него внимание еще раз: «… Да перед Государем едут рында у копья, рында у рогатины, рында у саадака из ближайших людей…». Данные о существовании именно такой группы оружия подтверждаются многочисленными свидетельствами, прежде всего в разрядах военных походов и смотров XVI и XVII столетий. Впервые весь набор этого оружия был упомянут в разрядах похода в Коломну и Тулу против Крымского хана в июне 1555 г. и состоял из в «большого саадака», «большого копья», «другого саадака», «другого копья», «третьего саадака» и «рогатины». Чуть позднее в документах вместо «другое копье» стала упоминаться «сулица» или «меньшее копье», а с 1564 г. в разрядных книгах появляется термин «пищаль», и что было связано с началом распространения огнестрельного оружия в русском войске.

К концу XVI в. этот комплект был окончательно сформирован и без изменений просуществовал вплоть до XVII столетия. В разрядах каждый из вышеназванных предметов вооружения имел свое место и значение. Отсчет шел от «большого саадака». Самую низшую ступень занимала или «рогатина», или «пищаль».

Царский доспех

При каждом предмете оружия, как и в «Записке о царском дворе», в разрядах перечислялись особые служащие — рынды. Впервые этот термин был употреблен в русских письменных источниках, посвященных событиям 1380 г.: «Великое знамя черемное повеле рынде своему над Михаилом Ондреевичем Бренком возити». — Речь здесь идет о легендарном решении князя Дмитрия Донского перед Куликовской битвой поменяться доспехом с боярином М.А. Бренком. В разрядных книгах рынды постоянно упоминаются с 1521 г. Однако до 1547 г. их обязанности, кроме того, что они находились «у государя», не разъясняются, перечисляются только имена. Лишь в разряде похода за 1547 г. отмечено, что «рынды у государя были у большого саадака».

В «Этимологическом словаре русского языка» М.Ф.Фасмер определял термин «рында» как «трудное слово явно иноязычного происхождения». Принято считать, что рында — это оруженосец и телохранитель великого князя Московского, а затем и царя, что с этой должности начинали свою карьеру молодые представители знатных русских родов, что их назначали непосредственно перед походом и очень часто эта служба была единовременной.

Однако в «Записке о царском дворе» уточняется, что при оружии были «ближние люди», то есть особо приближенные к царю. И действительно, в походе Ивана Грозного в Коломну в июле 1547 г. среди них были названы князь Иван Федорович Мстиславский, Никита Романович Юрьев, князь Федор Никитич Щенин и Алексей Адашев, не только составлявшие окружение царя, но и определявшие внутреннюю и внешнюю политику государства.

Кроме рынд, находившихся при царском комплекте вооружения, в разрядных книгах имеются и другие упоминания об этих придворных чинах, но уже с другим оружием. Так, во время похода на Полоцк в 1562 г. «с топоры были рынды и ездили за государем». По всей видимости, здесь имеются в виду так называемые посольские топоры. Во время церемонии приема послов четверо рынд в белых или вишневых одеждах, вооруженные такими топорами, стояли возле царского трона и еще четверо охраняли послов.

топор

В собрании Государственных музеев Московского Кремля сохранились два вида таких топоров, которые представляют собой подлинные шедевры оружейного искусства. Лезвия топоров украшены растительным орнаментом и геральдическими изображениями львов. В центре композиции — герб Российского государства — двуглавый орел под тремя коронами. На его груди с одной стороны клинка топора изображен всадник, поражающий копьем дракона, с другой стороны — единорог. Деревянные рукояти покрыты чеканным серебром. При всей декоративности топоры полностью сохраняли свои боевые качества. Особенно впечатляют их тяжелые клинки, способные сокрушить любую броню. Топоры упоминаются не только в походных разрядах, в XVII в. мы встречаем их и в описаниях приемов послов, царских Троицких походов и объездов.

По всей видимости, в составе двора русских государей в XVI —XVII вв. существовало два понимания чина «рында». Во-первых, «рында», назначавшийся в случае военного похода из «ближайших» к царю людей для службы при государевом оружии. Во-вторых, «рында» — телохранитель, с топором в руке, охранявший русского царя, действительно молодой представитель знатного рода, только лишь начинавший службу при дворе. Кроме оружия, находившегося при рындах, в разрядах государевых походов упоминаются еще два предмета вооружения, имевших в документах особый статус, — «доспех» и «шелом».

Термин «доспех» появляется в начале XVI века в разрядах похода великого князя Василия Васильевича на Боровск за 1512 г. Крупнейший исследователь Русского государства XV-XVI вв. А.А. Зимин считал, что слово «доспех» здесь следует понимать как походную оружейную казну, сопровождавшую царя. Это своего рода миниатюрная Оружейная палата, где находилось боевое, парадное и охотничье оружие, которым пользовались во время похода. Вполне возможно, что в более раннее время походная казна выполняла роль арсенала для дружины, а затем и «двора» великого князя. Среди документов Оружейной палаты сохранилась роспись оружейной казны, которая находилась при царе Алексее Михайловиче во время воины с Речью Посполитой. Документы свидетельствуют, что во время похода она функционировала точно так же, как и Оружейная палата — при ней работали мастера, она пополнялась оружием, преподнесенным царю в качестве даров, необходимое снаряжение и вооружение выдавалось отдельным лицам, а также в различные полки русского войска.

Царский доспех

В первой половине XVI в. «доспех» в походе находился в ведении «оружничего», назначавшегося из числа высшей русской служилой знати — окольничих или бояр. В разрядах встречи польских послов за 1537 г. об одном из первых русских оружничих Федоре Ивановиче Карпове сказано, что ведает он «доспех» и «мастеры». В данном случае под этими терминами подразумевалась скорее всего вся Оружейная палата, состоявшая из двух частей — казны и мастерской. С возрастанием значения при дворе чина оружничего заведывать «доспехом» во время похода стали назначать особого человека. Так, во время похода против Литвы в1565 г. «у доспеха» был упомянут князь Юрий Иванов сын Вяземский — брат князя Афанасия Ивановича Вяземского, влиятельного опричника и главного оружничего царя Ивана Грозного.

Таким образом, в России в XVI—XVII вв. во время военного похода с участием самого монарха в составе его двора, а с 70-х гг. XVI в. — Большого государева полка, в ведении оружничего находилась походная оружейная казна — «доспех». Во время парадной процессии рынды — оруженосцы царя, набранные из «ближайших людей» — торжественно несли комплект вооружения, в составе, которого находились: три саадака, копье, сулица, рогатина и иногда пищаль. Особое, почетное место занимал шлем, который вез глава Государевой Оружейной палаты — оружничий. Не вызывает сомнения, что мы имеем дело с «личным оружием» московского государя. Нечто подобное существовало и в других странах. Например, в Западной Европе в походах оруженосец вез копье, шлем и щит своего рыцаря и господина. Такой же обычай существовал, вероятно, и в Древней Руси. В летописях упоминается «меченоша», который находился в дружине великих князей Владимирских. Поэтому особого сомнения в возможности существования такой группы оружия нет.

Некоторое удивление вызывает состав комплекта, и в первую очередь отсутствие в нем клинкового оружия — меча.

А про мечи (и прочее вооружение) читайте уже в следующих частях.

Автор: Алексей Левыкин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *