Как люди учились писать. Часть третья.

Бирка

А вот еще пример дописьменных знаков, которые применяли, между прочим, и крестьяне кое-где, не более как лет сто назад. Это — так называемые «бирки», то есть палочки, на которых зарубками отмечались какие-нибудь счетные записи. Нужно было, например, записать для памяти, что с такого-то луга снято столько-то стогов сена. Но люди были еще неграмотны, писать по-настоящему не умели. Тогда они брали деревянную бирку и наносили на ней столько надрезов и зарубок ножом или топором, сколько было стогов.

Готовую бирку с надрезами раскалывали пополам, как полено дров. Получались две половинки, и на каждой из них были видны сделанные надрезы. Если сложить эти две половинки, то они должны были подойти одна к другой, и надрезы на них должны были совпасть. Одну половинку бирки брал себе, скажем, староста, а другую оставляли у себя крестьяне. Таким образом, это был, оригинальный юридический документ — у бирки ни та, ни другая ее сторона не могла быть подделана, и правильность этого документа всегда можно было проверить.

КАРТИНОПИСЬ

Проходило время, и в конце концов люди додумались до того, что рисунки, изображения предметов сами по себе могут служить письмом. Они научились «писать» посредством рисунков. Такое рисуночное письмо называется пиктографией или картинописью (от латинского слова «пиктуе» — нарисованный, написанный красками и греческого «графо» — пишу). Это уже несколько похоже на настоящее письмо, только в нем все написано не буквами, из которых составляются слова, а рисунками, которыми изображают то, что хотят сообщить.

В Северной Америке, на полуострове Аляска, живут эскимосы и индейцы. Индейцы Аляски давно уже в случае надобности пишут письма. Пишут они их на деревянных дощечках или на березовой коре, выцарапывая свои знаки и рисунки ножом или нанося их на дощечку краской. Бывает так, что в этой слабо населенной стране какой-нибудь охотник, ушедший далеко от населенных мест, хочет что-нибудь сообщить другим людям. Он берет дощечку или кусок бересты и рисует на ней то, что хочет рассказать. Потом эту «записку» он прикрепляет в лесу к дереву где-нибудь на знакомой ему охотничьей тропе, а сам уходит. Пройдет по этой тропе другой охотник, найдет на дереве табличку, посмотрит на нее и поймет, что на ней нарисовано, а когда придет в какой-нибудь поселок, расскажет об этом его жителям.

картинопись

Вот одно из таких писем на бересте, его написал индеец-охотник:

О чем же здесь рассказ? Направо нарисован чум — хижина индейцев-охотников, налево — какой- то странный предмет, это индеец хотел изобразить лодку-байдарку. И в самом деле, здесь мы как будто видим байдарку, наполовину вытащенную на берег, на песчаную отмель, только рисунок сделан неточно. Между чумом и байдаркой — две человеческие фигурки, они нарисованы одними палочками, а головы людей — кружочками, то есть так, как рисуют маленькие дети. Мало того, мы замечаем, что одна из фигурок согнула руку и как будто показывает пальцем себе в рот.

Что же обозначает эта нехитрая пиктографическая запись? Индеец-охотник, который нашел ее, понял без труда, что автор записки хотел сообщить людям примерно следующее: мы вдвоем приехали сюда на байдарке, соорудили себе чум, жилье у нас есть, а вот еды нехватает, и мы голодаем. Как узнал индеец, что тот, кто писал, голодает? Очень просто: ведь одна из нарисованных фигурок показывает пальцем себе в рот, а этот жест в такого рода письменности всегда означает: голоден, хочу есть.

Таких картинных записей известно много, они употребляются или употреблялись у многих народов и на Дальнем Севере, и в Америке, и в Африке.

ЛЕТОПИСЬ НА ШКУРЕ БИЗОНА

Индейцы племени дакота, которые живут в Северной Америке, в прежнее время с помощью картинных записей сохраняли память о важных событиях. Из таких рисунков они составляли целые летописи: на каждый год выполняли какой-нибудь рисунок, изображавший наиболее замечательное из всего, что случилось в этом году. Любопытная внешняя форма этих исторических записей индейцев. Они брали огромную шкуру, содранную с целого бизона, очищали ее, обрабатывали и на ней писали, или, лучше сказать, рисовали разными красками. При этом они начинали рисовать с самой середины шкуры и дальше делали рисунок за рисунком по кругам или по спирали, отходя от центра и приближаясь к краям шкуры. Такие шкуры-летописи бережно хранились; старики показывали их молодым и при этом рассказывали, что изображено на рисунках и что в каком году случилось. Подобные летописи иногда охватывали период времени почти до ста лет.

Картинопись

Вот один из рисунков такой летописи на шкуре бизона:

Здесь нарисован вигвам, хижина индейцев, а перед ним на земле или на снегу видны как будто следы двукопытных животных. Действительно, это — следы бизонов. Запись, эта относится к 1862 году и означает, что в том году было так много бизонов, что они подходили к самым вигвамам и охотится на них было очень легко.

В некоторых рисунках таких летописей изображались различные небесные явления, происходившие в том или ином году, например затмение Солнца. Нам, конечно, иногда трудно понять значение многих записей, но индейцы их хорошо понимали и не забывали, потому что старики передавали молодым устные предания, связанные с каждым отдельным рисунком.

РАСПИСКА ИНДИАНКИ

картинопись

Картинным письмом выполнялись и своеобразные «торговые документы». Здесь показана расписка, написанная картинным письмом на обыкновенной писчей бумаге и выданная в 1887 году одной старухой-индианкой американскому лавочнику в штате Мэн. Эта расписка оформлена по всем правилам: в ней помечены и купленные товары, и их цена, и поставлена подпись старухи.

Подпись мы видим прежде всего: нарисовано дерево, а на нем сидит большая птица, это — сова. Значит, имя покупательницы было «Сова». Мы знаем по романам и рассказам из жизни североамериканских индейцев, что они носили имена разных птиц, зверей и даже неодушевленных предметов. Обычай давать такие имена и прозвища существовал у многих народов. И в нашем языке еще сохранились подобные имена; у нас есть, например, имя Лев, а фамилий такого рода у нас очень много: Карасей, Орлов, Малинин, Скворцов… А у американских индейцев были имена: «Соколиный глаз», «Кожаный чулок» и другие.

Когда индейцы хотели картинным письмом записать такое имя, они рисовали соответствующий предмет; так и наша старушка-покупательница для обозначения своего имени нарисовала сову на дереве.

Дальше на расписке мы видим две строчки. Перечислим, что в них нарисовано. Прежде всего, поставлена маленькая палочка; это значит «один». Потом нарисован какой-то прямоугольник, а из него кверху идут как бы три струйки дыма; это — «пакет табаку». Потом стоят две маленькие палочки и два квадратика, это значит: «два бидона керосину». После того старуха нарисовала, как умела, керосиновую лампу. Все вместе уже значит: «два бидона керосину для лампы». Как видим, старушка не соблюдала правильного масштаба: «пакет табаку» у нее вышел гораздо крупнее бидона. После изображения лампы в расписке поставлено два крестика. Каждый крестик изображает монету в десять центов, значит здесь записана общая сумма в 20 центов. За пакет табаку и два бидона керосина старушка заплатила 20 центов деньгами.

Переходим к нижней строке расписки; ее удобнее читать справа налево. Прежде всего, мы видим, что здесь нарисованы три палочки, пересекающие другие три палочки. Это уже не картинка, а символическое изображение понятия «менять, сменить, обменять, взамен». Здесь этот символический знак обозначает: «и взамен дала еще лавочнику…»

Что же она дала взамен? Сработанную ею корзину, которая тоже нарисована в нижней строке расписки, и к которой протянута пунктирная линия от знака «взамен». Теперь прочтем всю эту расписку: «Я, Сова, купила один пакет курительного табаку и два бидона керосину для лампы, за что и заплатила 20 центов, и в придачу дала еще одну корзину».

Автор: Л. И. Жирков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *