История соли. Часть вторая.

соль

Сохранению суеверий, связанных с солью, долгое время способствовала ее дороговизна. Мы привыкли к тому, что соль стоит копейки, и нам даже трудно представить, как обычная поваренная соль могла быть драгоценностью, как за мешок соли могли продавать в рабство человека. Разве недра нашей планеты были раньше беднее этим минералом, разве меньше соли было в морской и озерной воде? Нет, конечно, не меньше! Но ее добыча, а главное, перевозка были неизмеримо труднее. Ведь если вода, хлеб, овощи, скот и т. п. есть всюду, где живут люди,— там, где этого нет, человек просто не селился, — то далеко не всюду есть соль в нужном количестве. Со времен глубочайшей древности жизнь людей многих районов зависела от привоза соли. Тысячи километров, через владения многих царей проходили караваны купцов, везущие соль. В этих-то условиях цена соли нередко становилась ценой жизни.

Нередко соль играла роль денег. В древнем Риме, например, войска оплачивались не только металлическими деньгами, но и солью. Предполагают, что от слова «соль» произошло название итальянской монеты «сольди»; это же слово привело позднее к тому, что наемных воинов стали звать «солдатами». От слова «соль» (древненемецкое «галль») произошло название австрийской монеты «геллер».

Знаменитый венецианец Марко Поло рассказывал, что в Китае в XIII веке из соли изготовлялись деньги. «Рассол кипятился в небольших котлах,— писал он.— Через час соль принимает вид теста и из него делают нечто вроде пирожков. Те из них, которые выпуклы с верхней стороны и плоски с другой, ставятся на горячие черепицы близ зажженного огня, чтобы они сохли и твердели, на такие монеты накладывают клеймо его величества, и их не может делать никто, кроме его собственных чиновников. Восемьдесят таких пирожков дают за один саггио (португальская мера веса) золота».

Очень дорого ценилась соль у африканских племен, «За килограмм соли — килограмм золотого песку, — так расценивали соль народы бессольной Африки»,— писал академик А. Е. Ферсман, еще в середине тридцатых годов прошлого века. В Эфиопии имели хождение деньги из соли. Соляная «монета» имела вид бруска длиной в 65 и шириной в 5 сантиметров; она весила 640 граммов. Такие деньги назывались «амоле» или «рэй». Иногда брусок распиливался на четыре части.

О той огромной роли, которую играла соль в жизни народов, говорят многие географические названия: Соликамск, Сольцы, Сольвычегодск, Устьсысольск, Усолье, Солигалич в России; Галле, Зальцбрург, Зальцкамерун, Зальцунген, Зальцбург, Зальцведель в Германии и Австрии; Сейлетань в Лотарингии («сейль» — соль); Марсель («морская соль») во Франции; Солтвил и Солт-Лейк Сити в Америке; Лавана-путра («город соли») в Мидии и т. д.

В старинных летописях можно найти немало страниц, посвященных описанию войн, которые вели между собой племена и народы за обладание соляными промыслам. Полулегендарные цари Рима в первый период его существования воевали с племенами латинян, сабинян, этрусков, стремясь овладеть устьем Тибра, где добывалась соль. В соперничестве между Римом и Карфагеном большую роль играла борьба за соляные промыслы, организованные финикийцами. Римский историк Тацит описывает сражение между германскими племенами хаттов и гермундуров, которое произошло в 98 году нашей эры. Эти племена поссорились из-за богатой солью пограничной реки (дело шло, по-видимому, либо о реке Верра, притоке Везора, либо о франконской Заале, притоке Майнца). В кровопролитной битве хатты были перебиты все до единого человека.

Но едва ли не более ожесточенной, чем эти сражения древних племен, была та напряженная борьба вокруг соли, которая наполняет собой историю феодализма. Купцы вздували цены на соль, грабя население бессольных стран. Феодалы облагали купцов высокими пошлинами, стремясь умножить свои доходы. Государи пополняли свою казну, монополизируя продажу. Народ отвечал на притеснения отчаянными взрывами возмущения — «соляными» бунтами.

В России в XVI—XVII веках торговцы солью на каждом перекрестке дорог и на каждой переправе должны были платить казне пошлину — «мыто». Отдельные пошлины платили за перевоз через реку, за приезд на рынок, за продажу и т. д. Рассчитывая поправить свои денежные дела, царь Алексей Михайлович в феврале 1646 года объявил о новом соляном налоге, который удвоил и без того высокую рыночную цену соли. Население не могло покупать соль в нужном ему количестве. Упал рыбный промысел, так как рыбу недосаливали и она портилась. Озлобление против нового налога было так велико в народе, что уже через год царю пришлось его отменить. Но вместо этого было приказано восстановить сбор некоторых других налогов, причем взыскать их сразу за три года. Это вызвало взрыв народного возмущения. Были разгромлены дома особо ненавистных бояр, виновных в тяжелых налогах; в Москве вспыхнули пожары. Чтобы успокоить население, царь должен был казнить публично нескольких крупных чиновников (нашел «козлов отпущения»).

В феодальной Франции налог на соль (так называемый «габель») служил одним из важных источников пополнения королевской казны. Особые указы устанавливали, что каждый житель обязан ежегодно покупать определенное количество соли. Сумма соляного налога неоднократно повышалась. «Налоги на соль так велики,— писал один из современников в XVI веке,— что страшно сказать. Несмотря на то, что население разорено начавшимися войнами и нет никакой возможности достать хлеба маленьким детям, которые умирают от голода, необходимо брать соль каждые три месяца. Соль стоит во много раз дороже того, что крестьянин может заработать в течение года. Чтобы выкупить обязательную норму соли, многие дошли до того, что продавали печку, на которой варили детям пищу, отдавали солому, на которой они спали, и продавали хлеб из овса, которым они могли бы питаться еще один или два дня. И, получив соль, они не знали, что с ней делать, так как есть было нечего».

То и дело вспыхивали бунты. Когда в 1542 году король Франциск І увеличил соляной налог в провинциях, производящих соль, начались восстания в Ла-Рошели, Бордо и других городах. Бунты были зверски подавлены; в одном лишь Бордо после мучительных пыток казнили сто сорок человек. Перед французской революцией XVIII века во Франции ежегодно рассматривалось около четырех тысяч судебных дел, связанных с нарушением законов о соли; до четырехсот человек приговаривались каждый год к ссылке или галерам. В борьбе вокруг соли находили свое выражение большие общественные противоречия эпохи.

Автор: Е. В. Андреева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *