История скандинавских рун. Часть третья.

рунический камень

Рубеж VIII и IX веков определяет начало новой эпохи рунического письма. Знание рун перестает быть уделом немногих, избранных. В одной из песен «Старшей Эдды» рассказывается, что вдова Сигурда Гудрун посылает своему брату предупреждение о кознях своего нового мужа, начертав руны на кольце.

Ширятся походы викингов, все больший территориальный размах приобретает их деятельность; прославленные герои, о подвигах которых, даже если они погибали на чужбине, рассказывают предания, приносят славу не только им самим, но и всему их роду. Увековечить славу героев и тем самым славу всего рода — такова новая задача, стоящая перед скандинавом IX века.

«Харальд конунг велел сделать этот камень по Горму, своему отцу, и по Торви, своей матери, тот Харальд, который завоевал всю Данию и Норвегию, крестил данов», — начертано на Иеллингском камне, одном из самых удивительных своей пышностью.

Рядом с курганами, где были захоронены король Дании Горм Старый и его жена Торви, молодой король Харальд Синезубый установил трехгранную стелу, вся поверхность которой заполнена резьбой. Иеллингский камень — одно из выдающихся произведений камнерезного искусства второй половины X века. Но не только этим отличается стела. Надпись на ней сделана уже совсем не тем письмом, что надписи III—VIII веков, хотя у них и много общего. На протяжении VIII—IX веков произошла трансформация не существа, но формы рунического письма, и в Йеллингской надписи мы встречаем уже новый, младшерунический алфавит.

рунический камень

Неизвестно, что вызвало радикальную переработку рунического алфавита. Отчетливо прослеживается именно эта тенденция к упрощению письма; сокращению числа знаков, упрощению их начертания, соединению двух-трех знаков в одну графему. Результатом этой тенденции стало создание нового, шестнадцатизначного рунического алфавита вместо двадцатичетырехзначного старшего ряда.

Одновременно происходит упорядочение системы письма. Если старшеруническое письмо не имело закрепленного направления (то есть надпись могла читаться и слева направо и справа налево), то с VIII века начинает отдаваться предпочтение письму слева направо. Появляются и постепенно становятся обязательными разделительные знаки между словами — точки, крестики, короткие черточки. На смену случайному расположению надписи на предмете или камне приходит строго регламентированный, хотя и изменяющийся с течением времени орнамент, как бы несущий в себе и выделяющий из пространства камня текст.

В средней Швеции, где в XI веке происходит небывалый подъем рунического письма, возникает особый, более эффектный и пышный стиль орнаментики рунических памятников. Лента, на которой располагались надписи, преображается в змея, голова и хвост которого завершают концы полосы. Этот мотив открывает перед мастером-камнерезом невиданные дотоле возможности. Можно переплести голову и хвост змея, можно украсить его многочисленными завитками и переплетениями, можно, наконец, изобразить не одного, а двух, трех змеев, изгибы туловищ которых образуют удивительные по своему изяществу и причудливости петли, завитки, узоры. Все это было испробовано и воплощено в камне среднешведскими мастерами XI века.

Искусство создания рунических камней, очевидно, ценилось высоко, и на многих памятниках находим мы подпись мастера: «Гуннар высек руны», «Асмунд сделал памятник». Такими словами завершают прославленные мастера свои творения.

По разным, преимущественно более поздним источникам мы знаем, например, о невероятно широких масштабах деятельности викингов, которые в конце X — начале XI века основали поселения в Исландии и Гренландии, добрались до Северной Америки, захватили восточное побережье Англии, грабили Шотландию и Ирландию, колонизировали часть территории Франции (современную Нормандию, название которой и происходит от имени завоевателей — норманнов), тревожили своими набегами Испанию, основали королевство в Сицилии, служили в гвардии императора Византии, составляли значительную часть наемных дружин древнерусских князей.

Но именно в текстах на рунических камнях, современных всем этим событиям, мы соприкасаемся с действительной жизнью той бурной эпохи, ощущаем ее биение. Сдержанна по тону, но полна трагического смысла надпись, высеченная на трехметровой гранитной стеле: «Добрый бонд Гулли имел пятерых сыновей. Пал у Фюри (река в Швеции) Асмунд, бесстрашный муж. Умер Ассур на востоке в Греции. Был на Хольме (о. Борнхольм, или сокращенное название Великого Новгорода), убит Хальвдан, Кари — у Дунди (в Шотландии), и умер Буи. Торкель высек руны». Жизнь семьи богатого свободного крестьянина Гулли может служить живой иллюстрацией к исторической схеме. Места гибели его сыновей с предельной ясностью очерчивают территорию, охваченную походами викингов.

Не только в дальних торговых и грабительских плаваниях принимали участие его сыновья. На берегу реки Фюри, где погиб Асмунд, в 988 году произошла битва, в которой решалась судьба шведского трона. Активность, предприимчивость, боевой азарт — таковы приметы времени, определившие характер людей. Перед нами проходит вереница отважных, не знающих страха в погоне за славой и богатством воинов. Вот некий Эринмунд, который «приобрел этот хутор и нажил богатство на востоке в Гардах» (на Руси), вот Спьяльбуд, умерший в Великом Новгороде «в церкви святого Олава», вот Рагнвальд, побывавший «в Греции вождем дружины» и благополучно вернувшийся домой, и множество других, которыми гордятся и почитают их родственники.

Необыкновенный расцвет рунического письма в XI веке мог проходить лишь в условиях широкого распространения грамотности. Подтверждение этому мы находим не только в обилии рунических камней, но — и даже в большей степени — в десятках и сотнях предметов с вырезанными, процарапанными, выдавленными на них надписями. Обычай воздвигать каменные стелы угас уже в начале XII века, но руническое письмо не погибло вместе с ним; не истребило его и введение в Скандинавии латинского алфавита, которым уже в XII веке стали вестись записи. Оно вышло из официального обращения и стало письмом крестьян и ремесленников, воинов и купцов. Значение рунического бытового письма было осознано современными исследователями лишь недавно, и честь его открытия принадлежит археологам.

При раскопках древнейшей портовой части важного в средневековье торгового центра Бергена в Норвегии были обнаружены сотни деревянных стержней и дощечек, сплошь исписанных рунами. Многие из них плохо сохранились, часть была исписана столь небрежно, что прочитать знаки оказалось крайне затруднительно. Но и того, что удалось расшифровать, достаточно, чтобы по-новому взглянуть на значение рунического письма в средневековой Скандинавии. «Бергенский архив», как его часто называют, дал доказательства широкой грамотности рядовых жителей Скандинавских стран. Здесь были бирки от товаров с именами владельцев, краткие записи для памяти, «счета» торговцев, письма, проделавшие далекое морское путешествие из Исландии, любовные послания и даже фрагменты поэтических произведений скальдических стихотворений и эпических поэм. Удивительным казалось многообразие содержания надписей, различное социальное положение авторов и адресатов, наконец, большой временной отрезок, в течение которого скапливался «бергенский архив» — древнейшие тексты относятся к XI веку, наиболее поздние — к XIV.

Сенсационная находка письменных документов в Бергене долго оставалась единственной. Но по мере расширения археологических исследований средневековых городов Швеции, Дании и Норвегии накапливается все больший материал, освещающий развитие бытового письма. Небрежные по своей форме, часто содержащие ошибки, бытовые надписи встречаются на хозяйственной утвари, деревянных палочках, обломках костей. Чтобы не потерять деревянную чашу или блюдо, хозяйки вырезают на днищах свое имя; упражняясь в письме, некто выцарапывает на кости футарк; кто-то, видимо скучая, прорезает на обломке коровьего ребра слова: «Это кость, это кость»; надеясь на помощь свыше, человек наносит на оборотную сторону украшения начальные слова молитвы «Ave Maria». Таких бессвязных, малопонятных, но явно будничных, повседневных, случайных надписей находят все больше и больше.

Перед специалистами-рунологами поэтому встает теперь новая задача: изучение особенностей, распространения языка бытового повседневного письма XII—XIV веков — та же самая задача, которая встала перед исследователями древней Руси после открытия берестяных грамот.

Более тысячелетия насчитывает история рунического письма. Бесценны памятники, созданные руками мастеров-камнерезов. Не тронутые временем, они стоят у дорог и в лугах, около небольших сельских церквушек, украшают площади и парки старинных шведских городов, воскрешая живые картины далекого прошлого.

Автор: Е. Мельникова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers