История мореплавства и океанографии

корабль викингов

На заре цивилизации Океан был для наших далеких предков «всемирной тихотекущей и глубокой рекой», со всех сторон окружавшей обитаемую землю. Пересечь его было подлинно гомеровским подвигом, на который могли решиться либо самые смелые, либо самые алчные люди. Прежде чем отважиться на подобное предприятие, целые поколения купцов на протяжении многих столетий прокладывали пути вдоль берегов стран, владевших главными богатствами того времени: благовониями, пряностями, слоновой костью, серебром, драгоценными камнями и ценными сортами дерева. Плавания они совершали на хрупких весельных судах, вооруженных примитивными парусами и не имевших даже руля.

За две тысячи лет до нашей эры, задолго до Троянской войны, финикийцы, эти пионеры международной торговли и морских открытий, основывали колонии на берегах Красного моря и Индийского океана. В Персидском заливе появились первые маяки, за которыми следили жрецы, посвятившие себя служению неугасимому огню; в те далекие времена маяки были одновременно, и своего рода почтовыми станциями и местами, где мореплаватели получали сведения о предстоящем пути, о подстерегающих их опасностях, о береговых приметах, об усовершенствованиях в технике кораблевождения, о ветрах и течениях. Вскоре были созданы специальные школы, в которых будущие моряки изучали искусство навигации, основанное на астрономических наблюдениях.

Но подлинной колыбелью мореходства было Средиземное море. Финикийцы, продвигаясь с востока на запад, миновали Геркулесовы столпы, спустились вдоль африканского берега на юг, а затем поднялись на север до Британских островов. Здесь их встретили холода, туманы, жестокие ветры и сильные приливо-отливные течения; не подготовленные к борьбе с этими незнакомыми явлениями, финикийцы были вынуждены отступить к югу.

Вслед за этими плаваниями в прибрежных водах — малым каботажем купцов, больше заинтересованных в прибылях, чем в развитии географии, — очень скоро наступает эпоха великих морских исследований, начало которой положил в 330 году до н. е. житель Массилии (ныне Марсель) античный географ и астроном Пифей. Он поднялся к северу до Полярного круга, и только стена плавучих льдов заставила его отступить. Ему удалось на своем пути познакомиться с Британскими и Шотландскими островами, а также с Исландией, или может быть, Норвегией. Что он вынес из своего путешествия? Он не добыл ни золота, ни серебра, никакого «товара», но он собрал сведения об окраинных районах Арктики, дал точное астрономическое описание полуночного солнца. Этот отец океанографии первым прибег к астрономическим расчетам при определении местоположения географических пунктов.

Великие морские исследования привлекали внимание многих образованных людей Средиземноморья, побуждали их направлять всю свою проницательность на раскрытие тайн географии, доступных человеку их эпохи. Рассказы моряков дали Пифагору возможность прийти к выводу о шарообразности Земли. Вместе с Геродотом, Аристотелем, Гиппархом и Птолемеем он заложил основы того, что впоследствии стало океанографией. Измерялись глубины, составлялись карты, определялось географическое положение портов, по звездам подсчитывались проплытые расстояния. Ветры, течения и приливы перестали быть грозными проявлениями гнева богов; их все больше и больше использовали для прокладывания морских путей, по которым в дальнейшем пойдут армии, будут шириться и распространяться международные связи — обмены идеями и товарами.

Самыми великими, могущественными и влиятельными были страны, владевшие многочисленными благоустроенными и удобными портами, способными привлечь к себе непрерывный поток материальных ценностей — главную движущую силу всей деятельности человека. Навигационные пути к этим портам были обставлены тщательно поддерживаемыми маячными огнями и другими знаками. Море рождало и поддерживало могущество государств древности, и без моря они не могли бы существовать.

Во времена Римской империи картина изменилась. Открытиям в океане Рим предпочел завоевания на суше, и извечные страхи, суеверия и предрассудки вновь возникли в душе потомков первых отважных исследователей морей.

И только викинги и арабы, сохранив в сердце священный огонь первооткрывателей, делали смелые попытки пересечь Атлантический океан. Арабы принесли западному миру руль с румпелем, компас и астролябию. Появление таких технических усовершенствований открыло широкие просторы для мореплавания. Но викинги и без их помощи исследовали на своих беспалубных судах с квадратными парусами Северное европейское море, плавали к берегам Галлии и Южной Британии. Они открыли западные берега Британских островов, затем Исландию, Гренландию и высадились в Северной Америке.

Несколько веков спустя португальский принц Генрих Мореплаватель отправил каравеллы на поиски морских путей к странам золота и пряностей. И всего столетием позже Васко-де-Гама достиг Индии. Приблизительно в тот же период проникновения обитателей Запада на Восток в Тихий океан вторгаются полинезийцы; свою судьбу они вверяют утлым пирогам с балансиром и примитивными парусами.

Затем, едва лишь Христофор Колумб проложил путь в Америку, начался грандиозный штурм доселе неизвестных кратчайших путей в Азию и к единственному не открытому тогда антарктическому континенту, который, по правде сказать, считается более привлекательным, чем того заслуживает. Васко Нуньес де Бальбоа открывает Тихий океан, Фернан Магеллан совершает первое кругосветное плавание и делает первые попытки измерить глубину океана. Джеймс Кук, отправившийся на поиски антарктического континента, открывает южный океан, опоясывающий вокруг полюса весь земной шар; английский мореплаватель с севера на юг и с востока на запад пересекает Тихий океан. За ним следуют Бугенвилль и многие другие, в частности охотники за морским зверем и китобои. Наконец, в поисках северных морских путей приобретают известность Дэвис, Гудзон, Баренц и Беринг.

На пороге XIX века суша уже изучена или почти изучена. Остается открыть только несколько островов, затерянных в обширных водных просторах океана, и исследовать полюса. Но по-прежнему ничего не известно о глубинах океана, о природе океанского дна и его очертаниях.

Более четырех тысяч лет прошло с тех пор, как человек, движимый любознательностью или алчностью, вышел в море. Каковы же были плоды столь продолжительных усилий? В «Физической географии моря», опубликованной в 1855 году лейтенантом американского военного флота Мэтью Мори, были собраны все сведения, накопленные моряками различных наций о ветрах и течениях. Обработка этих материалов дала возможность Мори составить морские карты; эти карты, ставшие достоянием моряков всего мира, помогли им исправить прежние маршруты трансокеанских плаваний и сократить на несколько десятков дней морские переходы, например, в Австралию или к мысу Горн. Это были первые «Извещения мореплавателям», настоящие настольные книги для каждого капитана и штурмана; «Извещения» содержали имевшиеся в то время данные о физической географии морей — очертания берегов, преобладающие ветры, течения и приливы, опасные места и приметные знаки, без которых корабли не раз погибали при попытках подойти к труднодоступному берегу.

Конечно, и до выхода в свет труда Мори накопленные в течение долгих лет сведения сохранялись заботливыми капитанами, составлявшими многочисленные навигационные описи. К сожалению, все эти сведения, предназначенные для облегчения мореплавания и открывавшие пути к обогащению, старательно сохранялись в тайне, их держали под замком в конторах владельцев судов и в каютах капитанов.

Портуланы и периплы — древнейшие навигационные пособия, дошедшие до нас,— позволяют судить о технических познаниях моряков давно минувших столетий. Портуланы — это морские карты, показывавшие подходы к берегам и места стоянок судов в Средиземном море; они дополняли навигационные инструкции того времени. Периплы же давали все необходимые сведения об очертаниях берегов, об удобных укрытиях во время штормов и о пунктах, в которых имеется возможность пополнить продовольственные запасы.

Потом появились морские карты более общего характера. Первые из этих карт, сохранившиеся до нашего времени, датируются XVI веком. Они посвящены главным образом морям, омывающим Западную Европу, и восточной части Атлантического океана. Мало-помалу географические сведении обобщаются, карты улучшаются, становясь более полными, общедоступными; но все же лучшими из них остаются те, которые были составлены частными торговыми компаниями, например Индийской; эти компании имели на службе и обладали комплектами замечательных карт. Составления их является профессиональным секретом, который ревниво охранялся его обладателями.

Работы Мори показали значение общедоступности навигационных карт и справочников, лоции и точные карты начали появляться во все большем количестве.

Но океан достаточно обширен для того, чтобы привлечь научный интерес человека и к другим физическим проблемам. В XVII веке Варениус опубликовал «Географию суши и моря» в которой были собраны воедино все сведения того времени по астрономии и метереологии, а также первые научные описания периодических явлений, наблюдающихся в море – явлений, которые дали в свое время возможность Леонардо да Винчи проявить свойственную ему любознательность к окружающей природе. Быстро развившиеся математические знания не могли не распространится и на океан: Ньютон и Лаплас дали первые научные объяснения явлениям приливов, Бернулли создал основы гидродинамики, которая позволяет исследовать движение жидкости. Одновременно возрастает интерес ко всему, что связано с морем. Зоологи приступают к описанию морских животных и составляют коллекции, географы наносят на карты очертания океанского дна.

С началом XIX века ученные, экономисты, государственные деятели – теоретики и практики – начали понимать значение моря во всех областях человеческой деятельности. Этому процессу способствовало и изобретение паровой турбины, в следствии чего по морям поплыли первые пароходы и теплоходы, очень быстро положившие конец многовековой гегемонии парусных кораблей.

Теперь речь шла уже не об открытии новых морских путей или новых земель, не о поисках новых месторождений золота или иных источников богатства – человечество протягивало руку к глубинам океана, ускользнувшим пока от его контроля, к глубинам, которых можно было извлечь пользу только с помощью тщательных исследований и точных знаний. Но этими знаниями человечество пока еще не обладало. Люди все больше стали сознавать в каком зачаточном положении находится наука об Океане. В итоге великие морские державы начали снаряжать научные экспедиции по всем морям и океанам, следуя примеру английского «Челенджера», первого океанографического судна, проведшего в странствии по морям четыре года. Так родилась океанография, и Мировой океан стал самостоятельной областью научных исследований.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *