История карманных часов

старинные наручные часы

Переход часового мастерства от кузнецов в руки часовщиков-умельцев и появление работоспособных переносных часов произошли на рубеже XV —XVI веков. Уже в 1490 году Петер Хеле стал фабриковать в городе Нюрнберге карманные часы, прозванные за свою овальную форму «нюрнбергскими яйцами». Примерно тогда же Ганс Ионе в Кенигсберге впервые использовал для передач металлические цепочки вместо ранее применявшихся скрипичных (кишечных) струн, в некоторые выпускавшиеся им яйцевидные (или желудевидные) часы были вмонтированы крохотные пистолетики, служившие будильниками. О том, насколько быстро новинка приобрела популярность, говорит, например, упоминание о новых часах в сонете миланского поэта Гаспара Висконти (1494).

Часовые мастера того времени не гнались за массовостью изготовления, предпочитая работать над отдельными экземплярами и стараясь перещеголять один другого богатой отделкой. У Генриха VІІІ английского имелись карманные часы с недельным заводом. Император Карл V так сильно увлекался коллекционированием часов, что впоследствии Вольтер расценил эту прихоть как доказательство его сумасшествия. Драгоценными часами наперебой обзаводились лорды и графы.

Английская Королева Елизавета (конец XVI века) получила в подарок от своего фаворита графа Лестера круглые браслетные часы, богато украшенные бриллиантами, а от графини Дерби — часы в форме бочонка из золота; на нем помещались два медведя из золота и жемчуга.

Мария Стюарт предпочитала мрачные сюжеты: одни из ее часов помещались в хрустальном подобии гроба, другие — серебряные, позолоченные — имели вид человеческого черепа, на лбу которого были выгравированы коса и песочные часы, а на задней стороне — грехопадение Адама и Евы и распятие Христа. Несколько подобных часов той эпохи доныне хранится в Кенсингтонском музее. Там же находятся современные им серебряные часы в виде подвешенной утки и в форме тюльпана (и те и другие работы Генриха Эстера). В упомянутом музее хранится немало часов, принадлежавших знаменитым историческим лицам: Оливеру Кромвелю, Джону Мильтону и др.

старинные наручные часы

Большой шаг вперед в часовом деле был сделан в конце XVII века, когда Гук применил в стенных часах маятник, а Гюйгенс изобрел маятник-колесико для карманных часов. Изобретение Гука подхватил и усовершенствовал Томас Томпсон, завоевавший себе славу лучшего часовщика мира. С этого времени часы становятся действительно измерителем времени высокой точности, особенно после включения в их механизмы важных вспомогательных деталей, например, компенсационных маятников, нечувствительных к переменам температуры.

Упоминания о часах с примитивной репетицией (отбиванием часов и минут колокольчиком) встречаются еще в конце XVII века, но действительно отвечающие своему назначению часы такого типа появляются лишь о XVIII веке. В Кенсингтонском музее хранятся золотые часы с репетицией работы Дж. Альбрехта, с художественной резьбой по всему корпусу. Фирма Бреге стала с конца XVIII века фабриковать часы, которые при нажатии на кнопку отзванивали колокольчиками с разной высотой звука сперва часы, затем минуты (знаменитые «брегеты»: помните в «Евгении Онегине»: «пока недремлющий брегет не прозвонит ему обед»). К некоторым часам добавлялась еще «сурдина»: при нажатии на особую кнопку часы не звонили, а тихонько тикали, отбивая время, чтобы не беспокоить окружающих.

Иногда вместо боя на задней стенке корпуса устраивалось 12 отверстий, из которых соответственно времени поочередно выдвигалось по штифтику, что позволяло узнавать время на ощупь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *