История фарфора. Продолжение.

фарфор

К началу 18-го века восточный фарфор все еще был чрезвычайно дорогим. Цену фарфора увеличивало странное суеверие, что яд, налитый в фарфоровый сосуд, заставляет его менять цвет и даже рассыпаться. Так как в высших слоях общества отравления были довольно распространенным явлением, это «свойство» фарфора представляло интерес.

Неужели же в Европе не пытались завести собственное фарфоровое производство? До 16 века — нет. Никто не знал, из чего делается фарфор, а на Востоке все, что к нему относилось, держалось в непроницаемой тайне, и наказанием за попытку проникнуть в эту тайну была смерть. О способе приготовления восточного фарфора в Европе ходило много легенд. На пороге 17 века один из просвещенных людей опубликовал такой рецепт изготовления фарфора: смесь из гипса, яиц, рыбьей чешуи и других составных частей зарывается в землю отцом семейства на 80 лет; по истечении этого срока масса вынимается его наследниками и употребляется для формовки.

Все же, начиная с 16 века, в Европе делались попытки наладить производство фарфора. В тайну фарфора стремились проникнуть и керамисты, и стекольщики, и алхимики. Искания их долго оставались бесплодными. В 1575 году флорентийский керамист Бернардо Буонталенти начал изготовлять чудесные вещи, вполне напоминающие настоящий фарфор, из просвечивающей массы, которая, однако, представляла собой лишь продукт незаконченного процесса изготовления стекла. Подобные опыты были произведены столетием позже во Франции, а в 18 веке изделия из такого, как принято говорить, «ненатурального» фарфора распространились во многих странах Европы.

На рубеже 18 века французскому монаху Антреколлю удалось кое-что подсмотреть в области производства твердого фарфора в Китае, и он прислал свои записи во Францию. Антреколль писал, что фарфор в Китае делается (и это действительно так) из двух веществ: каолина и петунтзе. Но что это такое, никто во Франции не знал, и рецепт остался неиспользованным.

На секрет изготовления фарфора случайно натолкнулись два немца: ученый барон Чирнхауз и авантюрист-алхимик Бёттгер. Роль ученого осталась неясной. Он умер до получения первого европейского фарфорового изделия, и слава «творца» европейского фарфора досталась его счастливому ученику. Во всяком случае, секрет был открыт, хотя и случайно, но самостоятельно: Восток своей тайны так и не открыл.

Бёттгер родился в воскресенье (это было в 80-е годы 17 века) и по немецкому поверью считал поэтому себя «чудо-ребенком», призванным к совершению великих дел. Под руководством отца, склонного к чрезвычайно распространенным тогда «тайным» наукам, он ревностно занялся поисками «философского камня», якобы превращающего недрагоценные металлы в золото.

алхимия

Но надо было зарабатывать себе на хлеб, и Бёттгер поступил в качестве ученика к берлинскому аптекарю Цорну, тоже мечтавшему о «выделке» золота. В то время в алхимию верили не только аптекари, но и короли. Через несколько лет Цорна заменил Бёттгеру новый покровитель — прусский король Фридрих I. Королевские деньги шли, а успеха — никакого. Это не устраивало Фридриха, и Бёттгеру стала грозить тюрьма. От нее он бежал в Саксонию.

Курфюрст Саксонский, он же король польский, Фридрих-Август, оказался не менее алчным, чем просто Фридрих: он заманил Бёттгера в лабораторию около Мейссена, откуда чародей, могущий наполнить казну курфюрста золотом, выходил только в сопровождении охраны.

Дело опять не спорилось, и Бёттгеру пришлось бы, пожалуй, совсем плохо, если бы судьба не свела его с Чирнхаузом, который навел алхимика на мысль заняться отысканием секрета фарфора. Фридриха-Августа устраивала, на худой конец, и такая перспектива, и Бёттгер начал поиски.

Нет никаких документов, которые могли бы указать, как он работал. Существует предание, весьма настойчиво повторяемое, что Бёттгеру помог его парик. В то время все более или менее состоятельные мужчины носили парики. Парики пудрились пшеничной мукой, но некоторые торговцы в самый разгар поисков Бёттгера начали подменять ее «шнорровской белой землей» — каолинообразной глиной. Однажды парик Бёттгера был напудрен как раз этой глиной, и алхимика удивил его необычайный вес. Тщательно рассмотрев парик, Бёттгер понял, что обычную муку заменило какое-то минеральное вещество, и решил на всякий случай достать его для своих опытов. Опыты увенчались успехом — в 1709 году в Мейссене был получен первый европейский фарфор. (В состав старого мейссенекого фарфора входило шесть частей белой глины и по полторы части кварца и алебастра).

Работники организованного Бёттгером в Мейссене фарфорового завода давали клятву хранить в тайне производственный процесс. Они знали, что за нарушение клятвы их ждало пожизненное заключение. Месторождение белых глин было объявлено государственным достоянием, и глина перевозилась на завод специальными людьми в запломбированных бочках. Однако все эти меры не смогли уберечь секрета производства мейссенского фарфора, и, так как каждая владетельная особа желала быть собственником фарфорового завода, через несколько лет заводы появились в Вене, Хейхсте, Фюрстенберге, Берлине и других местах.

Автор: Ю. Лебедев.

P. S. Старинные летописи рассказывают: Прошли века, но и в наше время фарфор продолжает цениться и в какой-то мере являться знаком качества. Так, если посуда для ресторана сделана из фарфора, то это, безусловно, признак элитарности данного ресторана.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *