Где зарыта абака – история арабских цифр

арабские цифры

Если бы вас попросили назвать без раздумий несколько величайших изобретений или открытий, то большинство вспомнило бы, очевидно, об электричестве, радио, воздухоплавании, атомной энергии — и вряд ли назвало бы нашу цифровую систему. Десять знаков, меняющих свое значение от позиции, не связанных с определенным языком… Это просто, удобно. «Арабские» цифры так естественно вошли в нашу жизнь, что кажутся существующими вечно. Ну, по крайней мере, они выглядят как ровесники рычага или колеса.

В действительности это не так. Точную дату назвать трудно, но можно уверенно утверждать, что арабским цифрам немногим больше тысячи лет, во всяком случае, не более полутора тысяч. Настоящую же оценку и широкое практическое применение это гениальное порождение человеческого разума нашло всего лишь пятьсот-четыреста лет назад.

Откуда же взялась эта система цифр? Считается, что она пришла в Европу (в Испанию) вместе с арабами-завоевателями. Те же, в свою очередь, заимствовали ее в Индии. В самом деле, до VII века, до появления ислама и начала завоеваний у арабов арабской цифири не было. Первые ее следы появляются в IX в. (874 и 878 гг.). А до тех пор, подобно грекам, евреям, грузинам и армянам, арабы для обозначения чисел пользовались алфавитом!

У южных арабов, кроме того, была своя, так называемая «сабейская» цифирь, построенная по другому принципу: единица в ней — вертикальная палочка, двойка — две палочки, тройка — три, четверка — четыре, десятка — кружочек, две десятки — два кружочка и т. д., и т. п. Мало общего с арабскими цифрами.

А с индийскими? Ведь считается, что изначально наша цифирь пошла оттуда. И вот оказывается: и в индийских рукописях в это время тоже нет ничего похожего!

Из 17 древнейших индийских записей, содержащих позиционную расстановку цифровых знаков, 15 оказались поддельными! Первая неподдельная запись датирована 876 годом: она содержит число 270, написанное арабскими цифрами с круглым нолем. Знак ноля в виде точки встречается в одной («Бакхшалинской») рукописи, которую различные исследователи датируют по-разному: от II до VIII и IX веков. На мой взгляд, датировки VIII и IX веками вернее.

Странная вещь. Если арабы заимствовали свои цифры у индийцев, то естественно ожидать большего сходства между «арабскими» цифрами индийцев и их соседей — восточных арабов. В действительности же индийские цифры гораздо более похожи на западно-арабские цифры «губар». Как могли индийские цифры попасть непосредственно в мавританские государства Испании и западной Африки, «перепрыгнув» страны Передней Азии?

А что, если мы беремся за проблему не с того конца? Между старыми арабской и греческой цифровыми системами и нашей «арабской» общего мало. Но оно все же есть! Так, единица обеих арабских систем похожа на нашу единицу, а облик некоторых греческих букв сходен с обликом соответствующих им «арабских» цифр 7, 8 и 9. Не здесь ли ключ к тайне? Правда, цифры от единицы до шести не похожи на обозначающие их греческие значки. С этим мы еще разберемся. А пока обратим внимание вот на что. Позиционный принцип расстановки цифр был известен грекам еще со времен античности: они использовали для вычисления счетную доску с графами — абаку. Цифры вырезались из чего-нибудь на манер нашей разрезной детской азбуки и помещались в соответствующие графы на таблице-абаке. Именно абаке мы обязаны нашей теперешней манерой изображения чисел. Вот, скажем, 15 — это же типичный пример позиционного размещения цифр.

Но у греков не было ноля. Для расчетов на абаке в нем не было нужды (оставалась пустая клетка), а для записи целых десятков существовали отдельные обозначения (20 обозначалось буквой к — каппа и т. п.). Зато в арабских системах мы видим ноль. Все эти рассуждения были нужны нам для главного вывода: новая цифровая система, существующая и в наше время, возникла благодаря изобретению ноля и введению его в греческую буквенную цифирь. Прежде чем это доказать, проследим, почему это могло произойти.

Завоевав южные и восточные побережья Средиземного моря, арабы в VII веке стали хозяевами обширных областей, где до того господствовала византийская культура. Заимствования молодой, развивающейся арабской культуры у высокоразвитой византийской — в богословии, философии, медицине, архитектуре и в других областях — общеизвестны. Они не были механическими; то, что воспринималось, всегда творчески перерабатывалось. Естественно, и появление ноля требовало смены способов обозначения цифр.

Но почему же арабы не применили новоизобретенный знак в своей алфавитной системе, а воспользовались греческой? Ответ напрашивается сам собой. Собственная система была для арабов настолько привычна, что казалась неприкосновенной. Поэтому эксперименты было гораздо удобнее провести на системе покоренной страны. К тому же население завоеванных арабами земель было хорошо знакомо именно с греческой цифровой системой.

Допустим, в греческую алфавитную цифирь введен арабский ноль. Теперь можно отказаться от прослужившей свое абаки. Но… как обозначать десятку? Возможны два варианта: приписать ноль к альфе-единице или приписать ноль к йоте-десятке. В последнем случае единицей становится йота.

Арабы вполне могли предпочесть второй вариант, потому что и в арабской алфавитной цифири, и в южно-арабской, сабейской, единица обозначается вертикальной палочкой, то есть так же, как йота. И вот йота поднимается с десятого места на первое, становится впереди альфы. Остальным буквам ничего не остается, как потесниться.

Но в таком случае знаков (греческих букв) оказывается больше, чем требуется: на девять «вакантных мест» (от единицы до девяти) десять знаков, считая с единицей-йотой. Каким-то знаком надо пожертвовать. Каким?

(Стигму), служившую у греков для обозначения цифры 6, в цифири удерживала лишь консервативная традиция. Из алфавита она давно уже выпала. Естественно, что под «нажимом» йоты наименьшие шансы уцелеть имела именно архаическая, непонятная стигма, и особенно — в глазах пришлых арабов, свободных от греческих привычек и традиций.

Итак, йота становится единицей. Значки, обозначавшие цифры от единицы до пяти сдвигаются на одно деление, причем последний из них, эпсилон, занимает освободившееся от стигмы место цифры шесть. Нетрудно заметить, что теперь к сходству дзеты, эты и теты с цифрами 7, 8 и 9 добавилось некоторое сходство альфы, беты, гаммы, дельты и эпсилона с цифрами 2, 3, 4, 5 и 6.

Хранимые в библиотеках средневековые рукописи позволяют проследить «судьбу» каждого из этих знаков от первоначального написания в виде буквы греческого алфавита до привычных нам цифр. Начнем с VII— XI веков и сразу заметим, что здесь нас должен интересовать не унициальный их вид (прямолинейный, геометрический), а скорописный, курсивный. Как раз в это время курсив получает у греков все более широкое распространение.

Мы уже упоминали счетную доску — абаку. Вырезанные цифры помещались при счете в соответствующие отделения. Естественно, что фигурка-цифра могла быть перевернута, положена «вверх ногами» или на другой бок. Например, некоторые варианты древнего изображения двойки, тройки похожи на перевернутую альфу, бету и гамму. В Европу греческие буквы, ставшие «арабскими» цифрами, возвращались, вероятнее всего, через Испанию, захваченную арабами.

Выдающимся деятелем культуры конца десятого века был Герберт, впоследствии возведенный на папский престол под именем Сильвестра II. О нем прямо говорили, что он научился у арабов в Испании колдовству. Он познакомил христианскую Европу с искусством вычисления на абаке, с таким астрономическим прибором, как астролябия, и т. д. И Герберт, и другие абацисты X и XI столетий употребляли для своих счетных операций девять начальных букв греческого алфавита или цифры, которые мы называем арабскими. Авторы того времени (в отличие от многих наших современников) не делали различия между греческими буквами и арабскими цифрами, даже называли их одинаково…

Арабские цифры пока еще не пишутся, а раскладываются на абаке. Поэтому и ноля еще нет: он попадается только в одной рукописи X века. Зато и Герберт, и другие математики X и XI веков довольно часто писали единицу как букву I, даже с точкой сверху; и это встречало удивление и непонимание их современников. Окончательный, канонический, современный вид «арабские» цифры получили в XV веке, в Европе.

В то же время история арабских цифр на мусульманском Востоке пошла несколько иным путем. Западноарабские цифры («губар») сохранили более древний, более близкий к древнегреческим буквам облик. Именно они, очевидно, и послужили «предками» индийских цифр, а не наоборот.

Арабские отряды проникли к границам Индии уже в середине VII в.; в начале VIII в. Синд, то есть область Нижнего Инда, был присоединен к халифату. В это же время мусульманские купцы становятся хозяевами — и хозяевами очень энергичными — восточных сухопутных и морских торговых путей вплоть до Китая. К началу IX века арабские поселения существовали уже по всему западному побережью Индии. Точно так же, как арабы познакомили со своей системой счета европейцев, они, я полагаю, познакомили с ней и индийцев. Впрочем, не исключено, что это был уже второй случай прихода греческих букв в качестве цифр к индийцам. Отчетливо видно некоторое сходство древнеиндийских знаков, обозначавших цифры «шесть», «семь», «восемь», и с арабскими, и с древнегреческими цифрами. Но вспомним о походах Александра Македонского и о последующем влиянии Бактрии на территорию современной Индии. Не восходят ли эти знаки к более древним образцам все тех же греческих букв-цифр — к стигме, дзете пэте?

Итак, древнегреческие буквы двумя путями — на Запад и на Восток — ушли в Европу и в Индию. Когда это произошло?

Наиболее тесные связи между Испанией и Ближним Востоком поддерживались до середины VIII века. В то время на территории современной Сирии существовал халифат династии Омейядов со столицей в Дамаске. Я далек от того, чтобы идеализировать это громадное, созданное завоеваниями государство. Но именно в это время, при Омейядах, в просвещенных столичных кругах религиозная вражда мусульман к христианам как бы отходит на второй план, уступая первое место уважению к уму и культуре иноверцев. Именно в это время финансовое ведомство арабского халифа возглавлял знаменитый Иоанн Дамаскин, впоследствии воспетый А. К. Толстым. Помните?

Любим калифом Иоанн.
Ему, что день, почет и ласка,
К делам правления призван
Лишь он один из христиан
Порабощенного Дамаска.

Что же, скажете вы, вот и имя названо? Нет, это была бы гипотеза, слишком далеко уходящая от строгих фактов, которых мы держались во время нашего разговора. Но так или иначе, нити наших поисков ведут в Дамаск первой половины VIII века. В середине VIII века халифат Омейядов прекратил свое существование, и его место занял халифат Аббасидов, утвердивших свою столицу в Багдаде. Последний уцелевший потомок Омейи и все, кому грозила расправа и кому удалось от нее уйти, бежали на Пиринейский полуостров, в созданное Омейядами арабское государство в Испании.

Приток в Испанию беглецов от Аббасидов усилил в ее культуре арабские черты. С этого времени начинается расхождение культур восточных и западных арабов. Вот почему разошлись западно- и восточно-арабские начертания цифр. Вот почему западно-арабские цифры, пришедшие позже в христианскую Европу, сохранили более архаический вид — тот вид, какой они имели при Омейядах в Сирии и который послужил образцом для индийцев.

Автор: Г. Прохоров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *