Загадочный граф Сен-Жермэн

граф Сен-Жермэн

Самой загадочной личностью XVIII века часто называют графа Калиостро. Между тем сам он именовал себя всего лишь учеником другого человека, известного под именем шевалье (или графа) де Сен-Жермэн. Впрочем, этот шевалье выдавал себя то за маркиза Монферрата, то за графа Бельмара, в Пизе его знали как шевалье Шенига, в Милане — шевалье Веллдоне, в Генуе и в Ливорно он звался графом Солтыковым, в Швабахе — граф Рагоци. На склоне дней он жил в большом почете в Экернфорде у ландграфа Карла Гессен-Кассельского. После смерти Сен-Жермэна в 1780 году ландграф сжег все его бумаги и наотрез отказывался хоть что-либо рассказывать о своем таинственном госте.

Тот, о ком очень много говорили и писали в XVIII—XIX веках, был человеком среднего роста, могучего телосложения, густые черные брови и борода контрастировали с львиной седой гривой волос. Он прекрасно играл на скрипке, был пленителен в обхождении, обладал феноменальной памятью и владел немецким, английским, итальянским, французским, испанским и португальским языками.

В Париже, где шевалье де Сен-Жермэн появился в 1750 году, его нарасхват приглашали во все аристократические салоны. Одевался он с изящной простотой, но всегда носил бриллианты самой чистой воды и рубины громадной ценности. Многие считали, что он владеет тайной делать драгоценные камни. Он говорил лишь, что может «выводить пятна» с камней и как-то оказал такую услугу самому Людовику XV. Видимо, Сен-Жермэн послал камень с пятном в Амстердам как образец и заказал точно такой же за свой счет.

Истинный король парижских салонов, Сен-Жермэн мгновенно ориентировался в характере своих слушателей и сообразно тому вкрапливал в свой рассказ поговорку вроде: «…и тут король Генрих сказал мне… то есть герцогу, бывшему рядом…» или просто говорил: «Я помню, как король Франциск говорил: «Какая пленительная болезнь у жемчужницы. Вот если б наши дамы были подвержены такой «драгоценной» болезни!». В этот богатый шарлатанами век Сен-Жермэн выделялся странным свойством: он, по-видимому, не искал в мистифицировании личной выгоды.

В 1770 году Сен-Жермэн появился в Ливорно в генеральской форме под фамилией Солтыков. Герой Чесменского сражения с турками русский адмирал Алексей Орлов нанес ему визит и был с ним чрезвычайно почтителен. Через несколько лет, когда Сен-Жермэн гостил у маркграфа Ансбахского, тут же проездом побывал всесильный фаворит Екатерины II Григорий Орлов. Он называл Сен-Жермэна «caro padre» (дорогой отец) и подарил ему 20000 венецианских цехинов. Маркграфу Ансбахскому Орлов сказал: «Этот человек сыграл большую роль во время нашего переворота 1762 года».

Французский энциклопедист Гримм (тот самый, что, если верить Пушкину, был умным человеком, но мог «думать о красе ногтей») писал о нем: «Граф Сен-Жермэн считается весьма разумным человеком. Химию и историю он знает как эрудит. Ему свойственно припоминать важнейшие события древних веков и преподносить их как анекдоты современности, с блеском, живостью и чисто артистическим мастерством».

Его возраст для всех являлся загадкой. Композитор Рамо, видевший его в 1710 году и встретивший его через пятьдесят лет, утверждал, что граф нисколько не изменился. Все это очень забавляло графа. Он говорил Глейхену: «Эти глупые парижане считают, что мне пятьсот лет. Но я не хочу их разочаровать и даже укрепляю в этой мысли». Видимо, у него были причины маскировать свое происхождение.

Его называли внебрачным сыном испанской королевы Марин Нейбургской и мадридского банкира. Иные считали его португальским маркизом Бельмаром, другие — испанским иезуитом Аймаром, третьи — сыном сборщика налогов в Савойе. Ходили слухи, что Сен-Жермэн имеет отношение к розенкрейцерам. Если это так, то многое становится объяснимым. Розенкрейцеры — члены тайного общества, возникшего в XVII веке, — ставили своей задачей «всестороннее улучшение церкви и достижение прочного благоденствия государств и отдельных лиц».

Розенкрейцер считался носителем и блюстителем высшей морали, не имел права использовать связи братства в целях личного обогащения, должен был поддерживать разумное начало в правлении народами. Если допустить, что Сен-Жермэн являлся представителем этого ордена, то это объясняет доверие к нему стольких монархов. Трудно предположить, чтобы по всей Европе без помех разъезжал человек, настоящее имя которого было никому неизвестно, — если только не вмешивалась могучая рука тайного братства. Сен-Жермэн мог быть во время переворота посредником между приверженцами Екатерины и правительствами других государств. Словом, этот то ли бескорыстный мистификатор, то ли авантюрист, то ли агент тайного общества так и остается во многом загадкой. Иначе трудно объяснить отзыв Григория Орлова и подарок в 20000 цехинов.

Одно наверняка сохранилось от графа де Сен-Жермэна. Это сюжет пьесы Виктора Гюго «Рюи Блаз», навеянный историей романа предполагаемых родителей графа, королевы и человека «низкого» происхождения. И от Сен-Жермэна же получила секрет «трех карт» героиня «Пиковой дамы» Пушкина.

P. S. Старинные летописи рассказывают: А ведь о нашем сегодняшнем герое – загадочном графе де Сен Жермэне можно было бы снять отличный исторический фильм. А то заглядывал недавно, какие можно смотреть фильмы онлайн поинтересней, там так мало поучительных исторических фильмов, сплошные примитивные боевики и комедии. Видать, надо браться за наш кинематограф.

2 Responses to Загадочный граф Сен-Жермэн

  1. nastya_cat says:

    В фильмах «Таймлесс» говорилось , Что граф Сен Жармен был путешественник во времени говорят что точно утверждать правда это или нет , никто не может . Также в фильме граф Сен Жармен умел читать мысли и этого тоже никто точно сказать не может .

  2. Pavlo says:

    А кстати, интересная гипотеза, может и вправду граф Сен Жармен был путешественником во времени.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *