Великий врач Авиценна

Авиценна

Жизнь великого ученого Абу-Али Ибн-Сина (Авиценны) была связана с эпохой Саманидов, оставившей глубокий след в истории таджикского народа. На протяжении огромного периода таджикский народ самостоятельно развивал свою культуру. Известно, что она далеко превосходила культуру арабов-завоевателей, которые в VII—VIII веках захватили Среднюю Азию. В борьбе, длившейся столетиями, народы Средней Азии отстаивали свою независимость, традиции своих предков. В этой борьбе и возникло во второй половине IX века таджикское феодальное государство Саманидов, которое просуществовало более ста лет.

Создание собственного государства, возникновение и оформление таджикского языка, централизация управления, содействовавшая хозяйственному росту страны, широкие торговые и культурные связи Средней Азии со всеми странами Переднего Востока — все это, несмотря на феодальный гнет и тяжелое положение народа, вызвало огромные успехи науки и литературы.

Саманиды привлекали к своему двору ученых, поэтов и художников, потому что хотели с их помощью шире распространить свою славу. О высотах, завоеванных культурой Средней Азии в период Саманидов, свидетельствует грандиозное эпическое Произведение великого таджикского поэта Фирдоуси «Шахнаме». Хотя это произведение и появилось на свет тогда, когда династия Саманидов уже была свергнута, оно, как и все творчество Фирдоуси, а также и других титанов таджикской культуры — Рудаки, Дакики и других, было обусловлено саманидской эпохой.

С эпохой Саманидов связаны и научные достижения Ибн-Сина, хотя деятельность его также развернулась в основном после падения этой династии. Ибн-Сина родился 1000 лет назад в поселке Афшана, расположенном около Бухары — столицы царства Саманидов. В этот период Бухара была одним из культурнейших центров мира; здесь Ибн-Сина и получил образование.

Отличаясь исключительными способностями, он к 10 годам уже хорошо знал Коран и перешел к изучению геометрии, философии и астрономии. В возрасте 15 лет под руководством известного в то время ученого, бухарского медика Абул-Мансур-и-Камария, Ибн-Сина стал изучать классические произведения знаменитых врачей древности Гиппократа и Галена. Вскоре он начал посещать больных и проводить различные медицинские консультации. «И открылись предо мною, — писал Ибн-Сина, — двери лечения, основанного на опыте так, что не поддается описанию… А было мне в то время шестнадцать лет».

Когда Ибн-Сина было 17 лет, его пригласил к себе в качестве врача внезапно заболевший эмир (правитель) Бухары — Нуха бин Мансура Саманид. Излечив эмира от тяжелой болезни, Ибн-Сина получил доступ к знаменитой библиотеке Саманидов. Здесь он проводил буквально дни и ночи за изучением литературы в разнообразных областях науки.

«В то время я не досыпал ни одной ночи, да и в течение дня не занимался ничем иным, кроме наук, — писал впоследствии Ибн-Сина. — Возвращаясь к ночи в мое жилище, я ставил перед собой светильник и погружался в чтение или писание. Если меня начинало клонить ко сну или я чувствовал слабость, несколько глотков из кубка возвращали мне силы, и я вновь углублялся в работу… Даже и во сне я продолжал обдумывать те вопросы, которыми занимался наяву».
Но не прошло и года, как умерли сначала отец Ибн Сина — крупный государственный чиновник, а затем и покровитель молодого ученого эмир Нуха. Над саманидским государством нависла угроза нападения тюркского завоевателя — султана Махмуда Газневида. Ибн-Сина вместе с другими учеными вынужден был покинуть Бухару.

Он находит радушный прием в Хорезме у шаха Мамуна, входит в круг его придворных ученых. Шах Мамун, покровитель наук и искусств, собрал вокруг себя целое созвездие даровитых ученых. Кроме Ибн-Сина, среди них был знаменитый врач Абдуль Хасан Хаммар, философ Абу Саль Масихи и другие. Здесь особенно расцвела творческая деятельность Ибн-Сина.

Но султан Махмуд Газневид, захвативший большую часть царства Саманидов, не оставил его в покое. Он потребовал от Хорезм-шаха выслать к нему бухарских эмигрантов-ученых. Узнав об этом, Ибн-Сина поспешил покинуть гостеприимный Хорезм и выехал на юг в Хорасан. Для него начались годы скитаний, вызванных преследованиями султана Махмуда, который разослал по своим владениям портрет Ибн-Сина с требованием поймать его.

Ибн-Сина побывал во многих городах. Высокообразованный человек, знаменитый медик, он был придворным врачом у многих правителей, а в Хамадане одно время был даже визирем — первым министром.

И все эти годы Ибн-Сина вел напряженную научную работу — пополнял свои знания, писал сочинения. Однажды он был ложно обвинен завистниками в государственной измене, закован в цепи и брошен эмиром Хамадана в тюрьму. Но и там он не прерывал своего творчества и за несколько месяцев заключения успел написать ряд медицинских трактатов. Умер Ибн-Сина в Хамадане на 58-м году жизни.

Несмотря на относительно короткую жизнь, Ибн-Сина написал более ста книг, причем не было ни одной отрасли науки того времени, которую не изучил бы и в которой не оставил бы следа этот замечательный энциклопедист X—XI веков. Он был величайшим медиком, известным философом, знающим зоологом, талантливым литератором и музыкантом. Он сумел систематизировать, дополнить и изложить все научные знания своего времени в доступной и изящной форме. И вполне естественно, что его называли «князем философов» и «князем врачей». Также вполне вероятно, что Ибн-Сина был тайным мусульманским суфием (суфизм – мистическое течение ислама, главной целью которого является духовное совершенствование человека и единения его с Богом) Он сам говорил:

«От преисподней до колец Сатурна
Все тайны мира я постиг,
Лишь одного узла не мог я развязать,
И этот узел — траурная нить.

Гениальный медик Ибн-Сина обессмертил свое имя работами в области медицины и прежде всего знаменитым «Каноном медицины», составленным в начале XI века. Этот труд состоит из пяти книг, посвященных различным областям медицины: терапии, хирургии, инфекционным болезням, неврологии, общему учению о болезнях, фармакологии, применению физических методов лечения и другим вопросам. Он сохранялся в рукописных памятниках, а затем неоднократно издавался: один раз на арабском языке — в 1593 году в Риме и множество раз на латинском и других языках — в ряде европейских стран. С конца XII века латинский перевод «Канона» лег в основу преподавания медицины в наиболее известных медицинских учебных заведениях Европы, таких, как Салерно в Италии и Монпелье во Франции (XIII—XVI века). В течение нескольких столетий вплоть до XVII века «Канон» оставался важнейшим руководством для медиков Запада и Востока.

В «Каноне» излагается по существу вся теоретическая и практическая медицина в строго систематической форме. Благодаря ясности и простоте описания клинических картин болезней, хорошему слогу и логичности научных построений «Канон» явился большим шагом вперед по сравнению с произведениями Галена, знаменитого древнеримского медика, авторитет которого до Ибн-Сина был непререкаем.

Перу Ибн-Сина принадлежит еще немало работ по медицине, среди которых наиболее важные: «Трактат о пульсе», «Трактат о сердечных лекарствах», «Правила насчет лекарств», «О лихорадках и опухолях» и другие.

Ибн-Сина дал гениальный для своего времени разбор причин и признаков ряда болезней, например, воспаления мозговых оболочек, язвы желудка, заболеваний дыхательных органов. Из инфекционных болезней Ибн-Сина описывает проказу, впервые названную у него настоящим именем, тогда как его предшественники смешивали ее со слоновой болезнью.

Большое значение придавал Ибн-Сина физической культуре, играм на открытом воздухе и дал в этой области очень подробные указания, развив тем самым идею великого древнегреческого врача Гиппократа о влиянии внешних факторов на здоровье человека. Ибн-Сина высказал предположение о распространении некоторых болезней при помощи воды, в которой содержатся мельчайшие невидимые животные. Заражение, по его мнению, может происходить также при посредстве воздуха, вдыхаемого человеком. Так за восемь с лишним веков до Пастера гениальный ученый предвосхитил открытие микробов как возбудителей инфекционных заболеваний.

Он внес много нового и в учение о лекарствах: впервые ввел в медицинскую практику лечение ртутным паром и одновременно предостерег от отравлений, которые этот пар может вызвать. Ему же принадлежит широкое введение в практику камфары, опия, индийского хмеля и прочих средств. Ученый исследовал влияние различных лекарств на организм человека в зависимости от климатических условий и времени года. Замечательные открытия, сделанные Ибн-Сина при изучении болезней и строения человеческого тела (ему мы обязаны, например, первым верным описанием мышц глаза), позволяют предполагать, что он неоднократно тайно производил вскрытие трупов, которое запрещалось Кораном.

Велик вклад Ибн-Сина и в другие науки. Такие его произведения, как «Китаб уш Шифа», трактующее о логике, естествознании, метафизике и математике, «До-нишнома» (Книга знаний), написанная на таджикском языке и затрагивающая вопросы логики, естественных наук, философии, математики и астрономии, и другие, считаются лучшими памятниками мысли X— XI веков.

Этим произведениям Ибн-Сина присущи те же качества, какими отличаются его работы в области медицины: стремление всегда опираться на факты, в любом явлении отыскивать новые причины, проверять умозаключения на опыте. Именно таким путем в своем исследовании о минералах он приходит к мысли о том, что горообразование происходило под воздействием землетрясений и Движения протонных вод. Эти положения, в настоящее время элементарные, в то время представляли собой важные открытия.

Причастность Ибн-Сины к суфизму, который в то время был далеко не в чести среди ортодоксальных (и фанатичных) мусульман, к тому же его обширная научная деятельность, просто не могла не навлечь на его светлую голову большую агрессию и нетерпимость «истинно правоверных» фанатиков.

В силу этого Ибн-Сина приходилось, по его собственному признанию, «вести себя ослом в среде ослиной, где не ослов неверными зовут», порой прикидываться простачком, прибегать в своих философских произведениях к иносказаниям, оговоркам и хитросплетениям, предоставляя разумным людям возможность самим дойти до подлинного смысла его намеков.

Автор: Каневский Л. О.

P. S. Старинные летописи рассказывают: А еще великий врач Авиценна без всяких сомнений был также и великим психологом, тонким знатоком душ людских. Ведь даже многие наши болезни идут именно из головы, поэтому всякий хороший врач – не менее хороший психолог, а современная профессия психолога порой не менее важна, нежели врача. Особенно школьного психолога, имеющего дело с подрастающим поколением. Кстати хорошую настольную книгу школьного психолога можно заказать на сайте, в будущем она сможет очень пригодиться даже и не психологам, а просто родителям, воспитывающим своих детей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *