Тревожные годы в жизни Иоганна Кеплера

Кеплер

В краткой истории астрономии, написанной в конце прошлого века английским астрономом Артуром Берри, в главе об Иоганне Кеплере, есть загадочная фраза: «В 1618—1621 гг. (в некоторых отношениях самые тревожные годы его жизни) он создал три ценных труда — «Сокращение коперниковой астрономии», «Гармония мира», «О кометах». Жизнь великого астронома никогда не была безмятежной. Он постоянно переезжал из города в город то в поисках могущественных покровителей, то спасаясь от преследований со стороны католиков (Кеплер происходил из протестантской семьи). В глазах церкви Кеплер как последователь Коперника был безусловным еретиком, и это приносило ему немало неприятностей. Частная его жизнь тоже не была счастливой: неудачная женитьба, смерть дочери… Но не на эти несчастья намекает биограф; «самые тревожные годы» связаны с тревогами действительно чрезвычайными. В это время Иоганн Кеплер был занят защитой своей матери от обвинения в колдовстве.

Сама по себе семидесятилетняя неграмотная женщина никакого интереса для властей не представляла. Но доказать, что она ведьма, доказать основательно, с соблюдением неписаного, но строго соблюдаемого в таких случаях процессуального кодекса, и отправить ее на костер — это было бы таким ударом для Кеплера, от которого он мог бы и не оправиться, который затруднил бы всю его дальнейшую работу. Если не он сам, в то время придворный математик герцога Вюртембергского, то пусть уж его мать сгорит на костре!..

«Дело» по обвинению Катерины Кеплер в ведовстве, по счастью, сохранилось. В 20-х годах 19-го века его случайно обнаружил биограф Кеплера И. Брейтшвертер в Штутгартском архиве, а еще через 50 лет почти все найденные документы были напечатаны в качестве приложения к последнему тому сочинений великого ученого. Это приложение, озаглавленное «Процесс матери Кеплера», содержит около 300 страниц

События, чуть было не приведшие Катерину Кеплер на костер, начались задолго до 1618 года. Однажды другой ее сын, мастер-оловянщик Кристоф, изготовил по заказу ее соседки Урсулы дюжину оловянных тарелок, но не угодил заказчице и поссорился с ней. Катерина приняла в споре сторону сына, и соседка затаила на нее обиду. А потом она обвинила Катерину в том, что та опоила ее «колдовскими» травами (Катерина действительно врачевала настоями).

Летом 1615 года принц Ахилл, брат герцога Вюртембергского, охотился в лесах вблизи Леонберга — городка, находящегося недалеко от Вейль-дер-Штадта, где родился Кеплер и где жила его мать. В свите принца был брат Урсулы Урбан. И когда после удачной охоты и обильных возлияний принц и его друзья заговорили на модную тему — о ведьмах, Урбан не преминул ввернуть, что лично знаком с ведьмой, сглазившей его сестру.

Принц приказал вызвать Урсулу с мужем, а местный судебный чиновник Лютер Эйнгорн послал стражников за Катериной. Публично обвинив Катерину в колдовстве, Урбан потребовал, чтобы она тут же колдовским способом исцелила его сестру. А когда перепуганная женщина отвергла обвинение и отказалась лечить Урсулу, он выхватил саблю. Поняв, что дело может зайти слишком далеко, Эйнгорн распорядился отпустить Катерину, но слухи о том, что она колдунья, быстро распространились по всей округе. Слухи эти порочили семью, и жившие с Катериной дети предъявили гражданский иск к Урбану и Урсуле, обвинив их в клевете. Судьи не торопились — только 21 октября 1616 года опросили свидетелей, главным из которых был Л. Эйнгорн, высказавшийся в пользу Урбана. Между тем противная сторона не теряла времени и собирала все новые и новые «доказательства» того, что мать Кеплера — «настоящая ведьма». В конце концов, вышло так, что вместо рассмотрения гражданского иска о клевете герцогский суд начал уголовный процесс по обвинению Катерины Кеплер в колдовстве.

В официальном обвинительном заключении содержалось 49 пунктов. Но был еще один, о котором не говорили, но о котором все помнили. Стиль научных трудов в те времена отличался от нынешнего. Многие работы писались в духе богословских трактатов, но нередко авторы вплетали в свои рассуждения откровенно фантастические мотивы. В 1609 году Кеплер выпустил в свет небольшое сочинение, где рассказывалось, какими должны представляться астрономические явления человеку, оказавшемуся на Луне.

Повествование велось как бы от лица очевидца. Но как же он попал на Луну? Очень просто: зная, что его мать водится с демонами, он попросил ее познакомить его с одним из них и тот охотно выполнил его просьбу — в мгновение ока перенес его на Луну. По форме это был типичный научно-фантастический рассказ, а по содержанию — строго научный труд. В той обстановке, которая сложилась к моменту ареста Катерины, это сочинение стало косвенной уликой против нее.

Об аресте матери Кеплер узнал только через три месяца. Бросив все дела в Линце, он тут же приехал в Цоглинген, где томилась в тюрьме его мать, закованная в цепи. Не без труда он добился, чтобы ему разрешили познакомиться с обвинительным актом и выступить на суде ее главным защитником.

Катерине вменялось в вину не только то, что она «навела порчу» на Урсулу, но и другие «тяжкие грехи». Свидетели рассказали судьям, что за несколько лет до всех этих происшествий Катерина, услышав во время какой-то проповеди о древнем, еще языческом обычае дарить на счастье украшенные серебром черепа, обратилась со святотатственной просьбой к местному могильщику. Она попросила его разрыть могилу ее отца и извлечь его череп — она захотела подарить его Иоганну. В другой раз она будто бы сказала: «Не существует ни ада, ни рая, и умерших ждет та же судьба, что и неразумную скотину».

Ее обвиняли в том, что, встретив в ратуше мясника Фрица, она «своим взглядом повредила ему ногу, что заставило его долгое время невыносимо страдать». В следующем пункте обвинения речь шла о еще более тяжком преступлении: по требованию потерпевшего, Катерина — тоже колдовским способом — исцелила его! Еще один пункт был записан со слов местного учителя. Когда сей просвещенный муж читал неграмотной женщине письмо от ее знаменитого сына, она угостила его напитком собственного изготовления. Последствия были ужасны: по дороге домой учитель перепрыгнул через канаву и повредил при этом позвоночник.

Одна девочка рассказала на допросе, как однажды она и ее подружка повстречались с Катериной на узкой дороге. Зная, что, она ведьма, они испуганно шарахнулись в сторону. По словам девочки, Катерина ударила ее по руке и та несколько дней не могла пошевелить пальцами. А портной Шмидт показал на допросе, что мать Кеплера зашла к нему в дом, наклонилась над колыбелью младенцев и что-то прошептала. Вскоре после этого дети умерли.

Дополнительные обвинения выдвинул во время судебного разбирательства прокурор: при очных ставках со свидетелями Катерина «отводит глаза». Кроме того, ему показалось странным, что во время еды она пользуется ножом.

Вероятнее всего, мать Кеплера угодила бы на костер. Но, к большому сожалению суда (так записано в протоколе), за ее защиту взялся сам ее знаменитый сын. 23 августа 1621 года защита представила свое заключение на 128 страницах, большая часть которых была написана Кеплером собственноручно. В этом документе не содержалось никаких опровержений самого факта существования ведьм — это могло бы только повредить обвиняемой. Более того, Кеплер не отрицал и прямой возможности того, что его мать действительно ведьма. По странной логике юристов того времени (дело Катерины посылалось на заключение юридического факультета Тюбингенского университета), ведьмой быть разрешалось, карались лишь «неправедные» деяния ведьм.

И вот вся энергия, вся сила ума, вся логика ученого были направлены на то, чтобы каждый случай, о котором шла речь в обвинительном заключении, объяснить естественным образом. Мол, не только учитель, но и многие другие, никогда не встречавшиеся с Катериной люди порою неудачно перепрыгивали через канаву. Дети портного умерли не от «наговора», а от оспы, которая в то время унесла и многих других людей.

Катерину не подвергали предварительным пыткам. Но ее поставили перед палачом и орудиями пыток и предложили покаяться. Старая женщина, как гласит протокол, выдержала это «испытание устрашением» и заявила: «Делайте со мной что хотите, но если даже вы из меня и все жилы одну за другой вытяните, все равно мне не в чем будет признаваться».

Этим заявлением Катерина как считалось, «очистилась от косвенных улик». Доказательства ее невиновности, представленные Кеплером, были достаточно убедительны. Герцог вынужден был отдать распоряжение прекратить судебное преследование «ведьмы». 4 октября 1621 года мать Кеплера вышла из тюрьмы. По выражению одного историка науки, «защелкнувший Катерину судебный капкан» разомкнулся. Но скольких волнений и тревог стоило это Кеплеру, сколько сил потратил он на то, чтобы отвести от матери нелепые обвинения.

Итак, три «самых тревожных» года в жизни Кеплера кончились. Шла Тридцатилетняя война, и в сумятице военных событий его длительное отсутствие не было замечено в Линце. До самой смерти, последовавшей 15 ноября 1630 года, Кеплер развивал систему Коперника.

Автор: В. Волков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers