Тимошка — сын бездетного царя. Часть вторая.

Тимофей Акундинов

Одним своим появлением под видом гонимого царевича Тимошка подал султану знак — за определенную мзду, выраженную скорее всего в форме территориальных уступок России в пользу Турции, Порте предлагалось восстановить в правах законного наследника. Тимошка не жалеет красок, чтобы представить «злобного царя Михаила» самозванцем на русском престоле. И это понятно: если тот, кто стоит перед султаном,— законный царевич, значит тот, кто сидит в Москве, — вор и узурпатор. Именно поэтому русские цари сильно боялись самозванцев и готовы были платить любые деньги, идти на любые жертвы, лишь бы получить очередного «лже…» в свои руки и, мягко говоря, нейтрализовать его.

А у первых Романовых страхи эти особенно сильны — они сами-то на престоле без года неделя, трон их неустойчив, авторитет царский не наработан, а печальный урок Лжедмитрия хорошо усвоен. Как бы то ни было, но Акундинов предлагал султану «восстановить справедливость», за что получить еще и богатый русский торговый город-порт в устье Волги — Астрахань. Предложение более чем заманчивое, но… Ибрагим I ведет с 1645 года большую войну с Венецией, вступать в конфликт с Россией в это же самое время ему явно не с руки. И здесь Акундинов не получает уважения и почтения, полагающегося «русскому царевичу».

К тому же совсем некстати в декабре 1646 года в Стамбул прибывает русское посольство, московиты опознают Лже-Шуйского и сообщают султану, что под маской «царевича» скрывается беглый вор и убийца. Дверь Порты для Акундинова закрывается окончательно. Но самое страшное было не это, а то, что через несколько недель и Москва узнает об авантюре Акундинова.

Теперь сам царь Алексей Михайлович, сменивший на престоле своего отца в июле 1645 года, начинает своими средствами бороться с самозванцем. Акундинов пытается защищаться. Он даже составляет стихотворную(!) «Декларацию московскому посольству», заявляя, что «Степан Телепнев (глава посольства) да дьяк Олферей Кузовлев его уличали и обезчестили». Но все тщетно. Никто ему не верит и сажают под стражу. Для него это — отсрочка, потому но, несмотря на требования послов, султан не выдает самозванца.

В течение первой половины 1647 года Тимошка трижды бежит из заключения. Два раза турки его ловят и под страхом смерти заставляют принять ислам. И только в третий раз «чудесное спасение от рук бусурманских» удается. Он на свободе.

И вот потерпевший поражение при дворе польского короля и турецкого султана Акундинов решает попытать счастья в Ватикане. В конце апреля 1648 года «московского князя Иоанна Тимофея Васильевича Шуйского» принимает глава римской католической церкви папа Иннокентий X.

От бегства самозванца из Турции до этой аудиенции прошло около года, и, надо сказать, время для него зря не пропало. Побывал он в Черногории и Сербии, где завел много полезных знакомств, в основном с местной элитой. Личное обаяние, большая образованность и вальяжность, лоск, которыми он, несомненно, обладал, — все это сильно помогало самозванцу. Казалось, дела его пошли на лад.

Каторский католический епископ Винценце Букка отправил в Рим рекомендательное письмо относительно «русского князя», а православные сербы, видевшие в России старшего брата, снабдили претендента на московский престол деньгами. Все складывается прекрасно. В Рим самозванец едет уже со свитой, а по дороге почти на месяц останавливается в Венеции. Здесь — приятное времяпрепровождение чередуется с «государственными делами». «Царевич» опять-таки стремится обаять, очаровать возможных своих союзников. Его задача — показать, сколь хорош он и достоин, как серьезны и обоснованны его намерения и требования.

Однако в Риме Конгрегация поселила Тимошку в простую гостиницу для выходцев с Востока, желающих перейти в католичество. Уже из этого факта можно было сделать вывод, что курия не верит «царевичу», а в услугах русского самозванца в данный момент не нуждается. Тимошка, вероятно, все так и понял, человеком глупым его не назовешь, но все же решил играть до конца. Аудиенция не оправдала даже самых скромных надежд Акундинова — он был принят папой как частное лицо. Уже «побусурманившийся» самозванец был готов еще раз поменять веру в ожидании политических выгод. Католичество Тимошка принял, но, как оказалось, зря. Папа отказал ему в покровительстве.

Продолжение следует.

Автор: Андрей Бурдин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *