Сыма Цзянь – отец китайской истории

Сыма Цзянь

Это было более двух тысяч лет назад в Китае, при дворе одного из наиболее известных императоров Ханьской династии — У-ди (140—87 годы до н. э.). В те далекие времена Китай вел частые войны с племенами гуннов, разорявшими северные провинции государства. На борьбу с ними посылались большие армии, которые возглавляли лучшие полководцы императора. И нередко с далеких северных границ летели в столицу вести о победах китайского оружия. В честь этих побед устраивались пышные празднества и, как требовал того древний обычай, делались богатые жертвоприношения в священном храме предков. Но однажды императору доложили, что один из наиболее храбрых и талантливых его полководцев — Ли Лин попал в плен к гуннам, а войска его уничтожены.

Льстивые и завистливые придворные поспешили оклеветать талантливого полководца. Они говорили, что Ли Лин изменил родине и сам перешел к врагам Китая — гуннам. Это был вымысел. В одной из древних китайских рукописей сохранились интересные подробности пленения Ли Лина. Посланный в 99 году до н. э. во главе пятитысячного отряда на борьбу с гуннами, Ли Лин должен был прикрывать движение главных сил и обеспечить армию продовольствием.

Со своим сравнительно небольшим отрядом Ли Лин проник в глубь территории гуннов и в сражениях с ними одержал несколько блестящих побед. Но в дальнейшем его отряд оторвался от главных сил китайской армии и однажды был окружен восьмидесятитысячным войском гуннов. Ли Лин вырвался из окружения и с боями начал отступать. Вождь гуннов готов был увести свои войска и отказаться от преследования Ли Лина: он был поражен героическим сопротивлением китайских воинов, которые бросались на своих врагов даже безоружными и не имел представления ни о численности, ни о состоянии отряда Ли Лина. Но нашелся предатель, рассказавший ему о трудностях китайских воинов. Огромная армия гуннов вновь окружила отряд Ли Лина, и он вместе с горсточкой оставшихся в живых воинов был взят в плен. Конечно, рассматривать это пленение как измену было нельзя. Но придворным нужно было как-то оправдать родственника одного из любимцев императора У-ди, который командовал главными силами китайской армии и не сумел вовремя прийти на помощь Ли Лину. К тому же они завидовали Ли Лину.

Никто не осмелился выступить в защиту оклеветанного полководца, и только Сыма Цянь, придворный астролог и историограф императорского двора, решительно встал на его сторону. Он пытался доказать императору У-ди, что Ли Лин оклеветан, что его пленение — результат разобщенных действий большой армии и маленького отряда, которому вовремя не оказали поддержку. Но страстная речь Сыма Цяня в защиту Ли Лина вызвала лишь гнев императора. В письме, написанном незадолго до смерти, Сыма Цянь так объяснял причины этого гнева:

«Просвещенный государь не понял меня, решив, что я желаю испортить карьеру полководцу Эр-ши (командовавшему силами китайской армии) и выступаю в роли наемного ходатая Ли Лина».

Но, как свидетельствует один из китайских историков, причины гнева императора У-ди были более глубокими. Оказывается, незадолго до трагического случая с полководцем Ли Лином в руки императора попала часть огромного труда по истории Китая, над которым работал Сыма Цянь. В ней ученый правдиво описывал деятельность предшественника У-ди и самого У-ди. Он указывал на недостатки правления обоих императоров, а также осуждал несправедливые поступки императора. У-ди был разгневан и приказал уничтожить труд Сыма Цяня. Выступление Сыма Цяня в защиту Ли Лина было использовано как предлог для расправы над вольнодумным ученым.

По приказу У-ди, ученого заковали и бросили в подземелье. Его обвинили в обмане императора и приговорили к смертной казни. Он мог, согласно закону, как придворный, избежать казни, заплатив большой штраф. Но у Сыма Цяня, хотя он и происходил из знатного рода потомственных тай-ши-линов (астрологов, историографов) императорского двора, не было денег для уплаты этого высокого штрафа. Его ждала смерть.

В описаниях китайских историков, живших после Сыма Цяня, почти не сохранилось никаких сведений о жизни этого первого ученого-историка древнего Китая. Нет в них и указания на точную дату рождения ученого. Но многие современные китайские, японские и европейские ученые, исследующие богатое научное наследие Сыма Цяня, полагают, что он родился в 135 году до н. э. Свое детство Сыма Цянь провел в деревне, где, по его собственным словам, «пахал землю и пас скот на солнечных склонах гор». Он рано научился читать и полюбил книги. В десять лет он уже знал наизусть произведения многих древних китайских классиков. В дальнейшем он обучался под руководством виднейших ученых педагогов своего времени. Отец Сыма Цяня был образованным человеком и занимал пост придворного астролога и историографа при императорском дворе. Род сымов, из которого происходил великий ученый, был когда-то богатым и знатным, но впоследствии обеднел; потомки этого знатного рода служили астрологами и историографами китайских императоров.

Когда Сыма Цяню исполнилось 20 лет, он впервые отправился путешествовать по стране. В пути он собирал различные исторические сведения, знакомился с древнейшими архитектурными памятниками, записывал предания и легенды, которые существовали у жителей разных областей страны. Уже тогда возникла у него мысль о создании грандиозного труда по истории Китая.

В 110 году до н. э. умер отец Сыма Цяня. Перед смертью он завещал Сыма Цяню продолжить дело предков — стать историком и написать труд по истории Китая. У постели умирающего отца Сыма Цянь дал клятву, что выполнит его волю. Через три года, когда кончился установленный обычаем траур по случаю смерти отца, Сыма Цянь был назначен на должность тай-ши-лина (астролога и историографа) императорского двора. Перед ним открылись двери дворцовых архивов, где хранилось множество ценных документов по истории страны. Он поставил перед собой задачу — написать правдивую историю Китая. С этой целью он кропотливо изучал древние книги, документы, стараясь отделить вымышленные сообщения от истинных событий, имевших место в жизни страны. Сделать это было чрезвычайно трудно, так как в 213 году до н. э. император Цинь Ши Хуанди приказал сжечь все книги по истории Китая. После его смерти составители различных исторических описаний нередко искажали правду, стараясь прославить действия предков своих повелителей.

К тому времени, когда Сыма Цяня бросили в подземелье и приговорили к смертной казни, труд его не был завершен. Он понимал, что с его смертью погибнет и то, что успел он уже сделать за многие годы кропотливого труда. Ему нужно было жить. Но ждать помощи было неоткуда. Оставался один последний выход… Он вспомнил, что по закону, существовавшему в те времена в Китае, приговоренный к смерти придворный, если он не мог уплатить штраф, мог выкупить жизнь, дав согласие подвергнуться унизительнейшей операции — кастрации.

«…Я имел желание исследовать все то, что существует между небом и людьми, проникнуть в сущность изменений с глубокой древности до наших дней и высказать об этом мнение свое, — писал впоследствии Сыма Цянь. — Но черновик мой не был завершен, когда несчастье меня постигло. Я сожалел, что дело не закончил. Вот почему мучительное наказание без гнева и недовольства перенес. Теперь действительно я книгу написал, ее я спрятал на горе известной. Итак, я заплатил сторицей за прежний свой позор. Хотя б десятки тысяч раз меня казнили — не стал бы каяться и сожалеть!»

Ученые считают, что вчерне труд Сыма Цяня был завершен около 93 года до н. э. Очень мало дошло до нас сведений о последних годах жизни великого ученого. Известно, что Сыма Цянь был назначен на одну из самых высоких административных должностей в государстве — на пост заведующего императорской канцелярией. Известно также, что вскоре после завершения труда по истории Китая Сыма Цянь умер. Точная дата его смерти и ее обстоятельства остались неизвестными. Большинство исследователей трудов Сыма Цяня считает, что он умер в 86 году до н. э.

Труд, над которым работал всю жизнь этот выдающийся ученый древнего Китая, носит название «Шидзи», что в переводе означает — «Исторические записки». Это огромное, многотомное произведение состояло из пяти разделов, каждый из которых делился на ряд отдельных глав. Опасаясь, что «Исторические записки» будут уничтожены императором У-ди или его приближенными, Сыма Цянь незадолго до смерти спрятал свой труд. Об этом он сообщает в цитированном выше письме. Осталось загадкой, что подразумевал ученый под «известной горой». Французский востоковед Эдуард Шаванн, большую часть своей жизни посвятивший изучению научного наследия Сыма Цяня, полагает, что под этим китайский ученый подразумевал дворцовые архивы.

Только спустя несколько лет после смерти императора У-ди стало известно о существовании «Исторических записок» Сыма Цяня. Когда этот труд великого ученого впервые был обнаружен, в нем не хватало 10 глав, они, вероятно, были частично потеряны, а частично уничтожены. В числе бесследно исчезнувших глав была и та часть «Исторических записок», в которой автор излагал деятельность императора У-ди.

Вероятно, они были уничтожены по приказу императора У-ди, когда Сыма Цяня бросили в подземелье. От исчезнувших глав остались одни названия. В современном тексте «Исторических записок» содержатся все 130 глав, но 10 или 8 из них, как считают ученые, являются позднейшей вставкой и не принадлежат перу Сыма Цяня. «Исторические записки» охватили более чем двухтысячелетнюю историю страны.

И до Сыма Цяня существовали исторические сочинения, но они представляли собой обычные летописи отдельных княжеств. Автор «Исторических записок» впервые поставил перед собой задачу исследовать исторический процесс. Он ввел научный метод систематизации различных исторических фактов и, пользуясь им, по-новому дал оценку многим событиям и историческим деятелям страны. Сыма Цянь впервые сообщал в своей истории и о соседних с Китаем народах. Труд Сыма Цяня до сих пор является одним из ценнейших источников по древней истории Китая. К настоящему времени в Китае насчитывается более 60 изданий «Исторических записок».

В Европе труд Сыма Цяня впервые стал известен только в XIX веке. Русский ученый, современник и друг А. С. Пушкина, И. Бичурин и французский востоковед Абель Ремюза опубликовали почти одновременно переводы отдельных глав «Исторических записок».

Автор: А. Бобринский.

P. S. Духи вещают: А еще Сыма Цзянь наверняка был не только прекрасным историком, но и не менее искусным историком тонко разбирающимся в человеческой природе и умеющим различать ложь от правды. Впрочем, если вы почитаете такую книжку как психология лжи Пол Экман (ее можно запросто скачать) то узнаете что во все века люди умеющие отличать правду от лжи, были неугодны сильным мира сего, ведь ими так сложно манипулировать и управлять.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *