Морис Беньовский – «владыка Мадагаскара»

Морис Беньовский

Его жизнь — великолепный материал для авантюрного романа. Человек огромной силы воли, острого ума, редкой предприимчивости, он по характеру своему был прирожденным авантюристом. Морис Беньовский родился в 1741 г. в Австрии. Из-за какой-то наследственной тяжбы поссорился с австрийской императрицей Марией-Терезией и бежал в Польшу. Польша в это время воевала с Россией. Беньовский лихо дрался на фронте, но попал в плен, был выкуплен, опять попал в плен и отправлен в Казань. Тут он начал ладить восстание казанских татар, а когда заговор раскрыли — бежал и добрался даже до Петербурга. Но здесь его опять арестовали, на этот раз — прочно. Опасного смутьяна решили запрятать подальше и отправили на Камчатку.

И вот в нищем маленьком камчатском Большерецке появился граф Морис Беньовский, образованный любезный аристократ, «красавец мужчина», прирожденный дипломат, интриган. Понятно, через месяц он стал уже душой камчатского общества. Начальник камчатского округа капитан Нилов был до того очарован Беньовским, что пригласил политического ссыльного домашним учителем к своим дочерям. Младшая дочь Нилова, Афанасия влюбилась в блестящего австрийца, и граф был объявлен женихом.

Маленькое лирическое отступление: Кстати, интересно, как проводились свадьбы в то время, думаю, проблем было меньше, ведь не нужно было заказывать видеосъемку свадьбы в Киеве (как здесь), или где то еще, платить фотографам, операторам и так далее. Все-таки прогресс налагает свои дополнительные расходы.

Кто бы мог предположить, что новоиспеченный жених лихорадочно ищет путей бегства с этого «забытого Богом и царем» полуострова. Внимательный и решительный, он быстро увидел, что не ему одному тошно на краю света. Несколько десятков ссыльных так же, как Беньовский, мечтали о побеге. Сотни русских и камчадальских охотников, зверски эксплуатируемых, доведенных до абсолютной нищеты, тоже мечтали уйти куда глаза глядят, лишь бы избавиться от постыдного и унизительного существования. Умный и недоверчивый ссыльный Хрущев, бывший гвардейский капитан, приглядевшись к Беньовскому, понял, что перед ним — единомышленник. Союз был заключен, и началась подготовка восстания. Вскоре заговорщики узнали, что команда 400-тонного судна «Святые апостолы Петр и Павел», принадлежащего купцу Холодилову, готова поддержать восставших. Самое главное — судно — было обеспечено.

Ничего не подозревавший Нилов 25 апреля 1771 г. с изумлением узнал, что в Большерецке восстание, которое к тому же затеял его будущий зять. Добросовестный служака, потратив сутки на уговоры, двинул против бунтовщиков военные силы — несколько десятков солдат, находившихся в его распоряжении.

Восставшие — ссыльные офицеры, матросы и профессионалы-охотники — наголову разбили солдат, убили Нилова, разогнали власти и захватили Большерецк. Жену Нилова с детьми отпустили на материк. Афанасия решилась остаться с Беньовским, хотя он и открыл ей, что женат. Быстро нагрузили захваченным продовольствием и оружием корабль, и 12 мая 1771 г. в 4 часа утра эта самая своеобразная из российских заморских экспедиций — 96 русских матросов, ссыльных и охотников (из них 9 женщин), вооруженные восьмью пушками, — отплыла в Тихий океан.

Беглецы мечтали о далекой счастливой стране, где они могли бы осесть на земле и зажить спокойно. Но не эта скучная перспектива привлекала графа. В его руках был вооруженный корабль и сотня отчаянных храбрецов, а опыт бывшего бродяги подсказывал ему, что этого вполне достаточно для какой-нибудь авантюры в южных морях.

Не раз попадались на их пути необитаемые острова с диковинной тропической растительностью, мягким климатом и добрыми почвами, не раз требовала команда остановиться и осесть на вновь открытой земле, но Беньовский упрямо вел корабль на юг. Наконец добрались до Формозы. Здесь Морис вмешался в местные распри, возвеличил одного из правителей за счет других, оставил часть людей и твердо решил, что Формоза — будущий центр его владений. Но требовалось заручиться поддержкой какой-нибудь европейской державы, и восставшие отправились в Индию, а оттуда — во Францию. Легко сказать — «отправились в Индию, а оттуда — во Францию». Без карт, без проводников и лоцманов, не зная языков и обычаев множества встреченных стран и народов, никогда до сих пор не отплывая далеко от Камчатки, не имея опыта океанских хождений, русские моряки обогнули Азию, Африку и Европу, одолели грозный и дальний маршрут. Это уникальное путешествие само по себе чрезвычайно любопытно.

Но еще любопытней дальнейшие события. Во Франции Формозой не заинтересовались. Беньовскому и его команде предложили отправиться на Мадагаскар и подчинить его Франции. Весной 1773 г. Беньовский, взяв с собой оставшуюся часть повстанцев (многие умерли, остались во Франции, сбежали по дороге), прибыл на Мадагаскар. Что именно удалось камчатским беглецам совершить на этом самом большом острове Африки, до сих пор в точности неизвестно. Если верить запискам Мориса, то там совершались настоящие чудеса: прокладывались дороги, строились города, открывались школы и т. д. Склонный, мягко говоря, к преувеличениям граф неплохо рекламировал свою деятельность. Но несомненно, что совершить удалось многое.

Как сумела маленькая кучка мятежников создать большой союз племен на острове, до сих пор постоянно раздираемом междоусобицами, трудно сказать, но такой союз был создан. Следовательно, появились солидные денежные средства, воинские силы. Опираясь на них, Морис объявил себя повелителем всего острова. Франция могла бы радоваться успехам своего протеже, но не тут-то было. Граф не собирался оставаться марионеткой. Теперь он заговорил со своими покровителями языком независимого владетельного князя.

Равноправный союз двух независимых государств — Королевства Франции и королевства Мадагаскар, двух независимых правителей — Людовика XVI и Мориса I — вот что предложил бывшему суверену бывший граф, бывший арестант, бывший зять капитана Нилова, а ныне глава Мадагаскара Беньовский.

Естественно, французы возмутились и отказали ему в поддержке. Тогда Морис закупил оружие, построил укрепления, изгнал с острова всех французов и начал готовиться к войне. Французское войско высадилось на Мадагаскаре, окружило форт, где заперся Беньовский, и начало осаду. Граф и не думал сдаваться, ему доводилось выкручиваться из положений и похуже, он, как всегда, играл ва-банк. А потому конец был символичен: пуля попала в глаз Морису в тот момент, когда он подносил фитиль к заряженной пушке. Что стало с «русо туристо» на Мадагаскаре потом, сохранилась ли память о них среди мальгашем (местных племен) — не исследовано, а потому — неизвестно.

Известно лишь, что вскоре 18 русских из бывшей повстанческой команды обратились к послу России в Париже Хотинскому с просьбой разрешить им вернуться на родину. Екатерина II, уже знавшая о смерти Беньовского, на запрос Хотинского — как быть в столь деликатном случае, ответила милостиво: Видно, что русак любит свою Русь, а надежда их на меня и милосердие мое не может сердцу моему не быть чувствительно». Скитальцам разрешили вернуться в Россию, а начатый было процесс по делу Беньовского был прекращен. Так закончилась одна из оригинальнейших экспедиций «русо туристо» под командой авантюрного австрийского графа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *