Каспийский поход Степана Разина

Поход Разина

В начале марта 1668 года, как только взморье очистилось от льда, флотилия Степана Разина вышла на просторы Каспия. Перед этим с крепостных стен Яицкого городка были сняты и погружены на суда все легкие пушки, а тяжелые орудия — утоплены. С большим беспокойством оставлял Разин единственную базу своего флота. Но надо было искать пристанище подальше от границ Московского государства.

Казацкие струги имели сравнительно большую длину и ширину, но малую осадку. Это обеспечивало им хорошую проходимость на мелководье и возможность почти вплотную подходить к берегу. По словам очевидца, казаки «защищали свои суда, окутывая борты валиками, набитыми травой (очевидно камышом), что делало их легче, помогало устойчиво держаться на волнах». Каждый струг, вооруженный двумя легкими пушками, имел парус и весла. Таких стругов, после присоединения к Разину отряда Сергея Кривого, насчитывалось свыше сорока. На них размещалось 2000 донских мореходов.

Сделав остановку на острове Чечень, флотилия двинулась вдоль западного побережья на юг. Разинцы делают набеги на владения персидского шаха: сначала на главный невольничий рынок Каспия город Дербент, потом разорили селения Низабат, Шерван, Мордова, Такуз. Везде казаки брали богатую добычу и пленных.

Действия Разина приобретали все больший размах. Дерзость отряда дошла до того, что казаки решаются напасть на главный город Гилянской провинции шаха — Решт. Войдя в Гилянский залив, «они высадились бесшумно ночью в Решт, — пишет секретарь шведского посольства в Персии Э. Кемпфер, — неожиданно ограбили рынок и базар, некоторые были убиты в схватке, а затем они вернулись на свои корабли, хорошо обеспеченные продуктами».

Будан-шах, правитель Гиляна, испугался и вступил с Разиным в переговоры, обещал снабжать его казаков одеждой и продовольствием и слезно просил больше не трогать его владений. Разин согласился.

Но насколько труслив, настолько же и вероломен был Будан-шах. Оправившись от первого испуга и получив от шаха Аббаса воинское подкрепление, он внезапно напал на разинский отряд. Казаки не ожидали этого, бой был тяжелым. Потеряв под Рештом 400 человек, Разин покинул Гилянский залив. Опять надо было искать новое пристанище на чужих берегах. Казаки устали от длительных морских походов и трудных битв, над ними нависла мрачная неизвестность надвигающейся зимы.

Отчаянное положение флотилии вынуждает Степана Тимофеевича пойти на крайнюю меру. Он посылает от своего имени специальное посольство из шести человек к самому Аббасу II, в его столицу Исфагань. Послы должны были убедить шаха разрешить казакам основать поселение на его земле, в устье реки Куры.

Шах вначале не знал на что решиться. Он не был уверен в том, что действия разинцев не согласованы с Московским государем. Конец сомнениям положило прибывшее в Исфагань Московское посольство. Его глава Томас Брейн вручил Аббасу II послание Алексея Михайловича. Стало ясно, что казаки Разина действуют на свой страх и риск, а грехов перед персидским шахом у них ничуть не меньше, чем перед царем московским. Участь послов атамана была решена: их заключили в тюрьму и вскоре казнили.

Когда вести об этом дошли до разинского отряда, отчаяние бунтовщиков сменилось яростью против Аббаса II и его слуг за поражение под Рештом, за гибель товарищей. Степан Тимофеевич направляется к восточным берегам Каспия и совершает набеги на персидские города Фарабат и Астрабат. Нападение на Фарабат было совершено внезапно, днем, в самый разгар торговли на городском рынке, когда там было большое стечение покупателей и продавцов. Разин легко справился с персидским военным отрядом, охранявшим город. Казаки захватили с собой все, «что там было выставлено и выложено для продажи», а также много пленных. Не было сделано исключение и для имущества, принадлежащего лично шаху. Пригородные роскошные дворцы Аббаса II Разин разрушил, а все драгоценности, оружие, утварь сделал своей добычей.

Долгое время флотилия Степана Тимофеевича безраздельно господствовала на море. Но неотвратимо надвигалась зима 1668—1669 года. Казаки с тоской вспоминали прошлогоднюю спокойную зимовку в Яицком городке, их пугала неизвестность близкого будущего.

Опасения Разина были не напрасны. Аббас II решил как можно скорее покончить с его войском. Активно помогал ему в этом московский царь Алексей Михайлович. Он прислал находящегося на русской службе шотландского полковника Пальмара, который возглавил в шахском правительстве строительство флота и мобилизацию персидского войска против Разина.

После длительного плавания разинская флотилия выбрала для зимовки полуостров Миян-Кале, который далеко выдавался в море с востока на запад и заканчивался узкой песчаной косой. Городок свой казаки построили и обнесли земляным валом в наиболее удобной восточной части полуострова в заповедном шахском лесу. Но продержаться здесь долго им не удалось. Сильные персидские отряды непрерывно нападали на русский лагерь, не хватало продовольствия, люди Разина гибли в сражениях, от недоедания, болезней и ран. Чтобы уйти от противника, осаждавшего отряд с восточного берега, Разин переводит людей и суда на западную, песчаную часть косы. Здесь условия для жизни казаков становятся еще более нетерпимыми.

Узнав о тяжелом положении казаков, Аббас II решает покончить с ними, но теперь уже с моря. Персы собрали сильный отряд судов с пушками и подошли к разинскому лагерю на косе. Как ни измучены были казаки тяжелейшей зимовкой, но их струги и пушки были наготове, да и сами они стали более опытными моряками, чем персы: ведь почти все море вдоль и поперек прошли с боями. Достойно встретила разинская флотилия персов, наголову разбила отряд врага, а оставшиеся суда обратила в бегство.

К весне 1669 года персы под руководством Пальмара построили крупный военный флот, который насчитывал более 50 судов. Да и войско немалое сумели собрать и обучить. Теперь уже, строго следуя приказам Аббаса II, персидские военачальники не бегали от Степана Разина, а сами искали с ним встреч.

Все дальше на юго-восток, к полупустынным туркменским берегам уводил свою поредевшую флотилию Степан Тимофеевич. Но и здесь не было казакам покоя. В одной из многочисленных стычек погиб ближайший соратник Разина Сергей Кривой. Последним пристанищем разинцев на Каспии стал пустынный остров Свиной, возле Баку. Вот здесь-то и решил персидский шах завершить ликвидацию отряда. Но вышло не так. Не Аббас II, а Степан Тимофеевич Разин дал генеральное морское сражение, уничтожив шахский флот почти полностью. Вот как это было.

В июне персидский шах направил против Разина к Свиному острову флот из 50 судов с войском в 3700 человек под командованием Менеды-хана. Казачьи струги вышли ему навстречу, однако от сближения уклонялись, а сделали вид, что пытаются уйти в море, что поощрило персов «преследовать их с громом труб и барабанов. Хан лично был с ними и поднял флаг на своей бусе». Командующий персов приказал соединить все свои суда цепями, «надеясь захватить врага как бы в сети, чтобы никто не убежал». Вот какой «хитроумный»- маневр придумал Манед-хан. Это-то его и погубило. Персидский флот сразу потерял скорость и маневренность. Повернув на обратный курс, легкие казацкие струги быстро сблизились с противником на пушечный выстрел, и Разин приказал открыть огонь. Пушкарь с корабля Степана Тимофеевича первым же ядром угодил прямо в пороховую камеру персидского флагмана. Оглушительный взрыв прокатился над морем. Факелом вспыхнул корабль Менеды-хана и быстро стал погружаться, увлекая за собою соседей, связанных с ним цепями. Сам адмирал персов едва успел перебраться на другое судно. Панику, поднявшуюся среди его войска, уже ничем нельзя было остановить.

Разинские струги один за другим подходили вплотную к судам противника, брали их на абордаж и победно заканчивали бои жестокой рукопашной схваткой. Только трем кораблям Манеды-хана удалось спастись бегством. Остальные были уничтожены казаками. Сын Манеды-хана попал в плен. Пожалуй, очень немногим флотоводцам удалось одержать такую блестящую морскую победу. Но недолго радовала она казаков. Они знали, что впереди предстоят новые тяжелые бои. Шах не успокоится, пока разинцы гуляют в его владениях. Тают казачьи ряды с каждым днем, измучены и озлоблены бойцы Разина.

Опостылела чужая шахская земля, опостылели соленые волны моря, бесприютная полуголодная жизнь без пристанища, с вечным ожиданием беды. Смертельно тоскуют казаки по своим станицам, оставленным семьям, Дону-батюшке. И хотя все знают, чем грозит им возвращение туда за все их «прогрешенья», принимается одно решение: идти со всеми предосторожностями на Дон. В конце июля 1669 года, погрузив на суда всю захваченную в Персии добычу и пленных, флотилия Разина покидает Свиной остров.

К устью Волги подошли к концу августа, проделав без остановки трудный, многокилометровый путь за 10 дней. Караван сделал остановку в устье, у острова Четырех Бугров. Немного не доходя до этого острова, встретили два судна персидских купцов с товарами и стрелецкой охраной. На одном из них везли подарки от персидского шаха русскому царю. Разницы не только захватили все товары, включая и шахские подарки, но и взяли в плен сопровождавшего караван персидского купца. Стоянку у Четырех Бугров Разин использовал для отдыха и разведки устья Волги.

Дошли сведения о разинском отряде до Астраханского воеводы. Он поспешно снарядил более чем трехтысячное войско, посадил их на 50 гребных судов, поставил во главе своего ближайшего помощника князя Львова и, благословив, отправил против разинцев. Когда Разин увидел подходящий к Четырем Буграм многочисленный отряд князя, он, не желая ввязываться с ним в бой и терять людей, стал уводить казачью флотилию в море. Раз в Волгу путь закрыт — атаман решил идти к Тереку. Не знал Степан Тимофеевич, что князь Львов вез для него и его войска «милостивую царскую грамоту». К ней Алексей Михайлович вынужден был прибегнуть, опасаясь с прибытием Разина ухудшения и без того тяжелого положения в Московском государстве: крестьянские волнения, брожение голытьбы на Дону, нарушение торговли с Персией, антиправительственные выступления гетмана Брюховецкого в Украине. Нежелательно было присутствие в центре России такой грозной воинской силы, как бунтовщики Разина, одинаково хорошо владевшие оружием на воде и на суше.

Царь обещал казакам «милостиво» отпустить их всех «с пожитками на Дон», где бы они продолжали верно служить ему. Условий для этого в грамоте было поставлено много: в Астрахани сдать все пушки, отпустить служилых царских людей, а в Царицыне оставить воеводе все «струги и струговые припасы». Получив с гонцами князя Львова эту «милостивую грамоту» совершенно неожиданную для него, Разин принял все условия и повернул флотилию к Астрахани. Понял атаман свою силу, понял, что опасаются его вольных людей бояре и воеводы, да и сам царь хочет все решить миром.

22 августа 1669 года флотилия Степана Тимофеевича в сопровождении судов Львова торжественно подходила к Астрахани. Палили из пушек и пищалей, салютуя астраханскому люду богато украшенные флагами и персидскими коврами казацкие струги. Две недели гостили разницы в Астрахани. Отдыхали и гуляли после тяжелых походов. На рыночной площади и пристани развернулись торги взятой у персидского шаха добычей: драгоценности, ковры, шелка, ткани наводнили город. А у Степана Разина уже зрела другая дума.

4 сентября 1669 года на 9 стругах, вооруженных 20 пушками, разинский отряд отплыл из Астрахани на Дон. Не помирила их «милостивая царская грамота» с его воеводами и боярами. По-прежнему добычей казаков становились богатые купеческие и царские струги.

Наконец, после более чем двухлетнего плавания опытными мореходами возвратились казаки на родной Дои. Каспийский поход Разина сыграл большую роль в развернувшейся впоследствии в стране великой крестьянской войне.

Автор: Ю. Степанов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers